Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 6 марта 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и уменьшение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • Автомобиль с находившимися в нем вооружёнными мужчинами перекрыл дорогу патрулю СММ вблизи Саханки.
  • Беспилотный летательный аппарат СММ среднего радиуса действия обнаружил противотанковые мины на северной окраине Марьинки.
  • Миссия осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на гражданских объектах жизнеобеспечения в Донецкой и Луганской областях.
  • Доступ наблюдателей оставался ограниченным на всех трех участках разведения. Кроме того, свобода передвижения СММ была ограничена на блокпосте около неподконтрольной правительству Николаевки*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, около 160 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (приблизительно 100 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня, в том числе большая часть взрывов, зафиксировано в районах к юго-востоку и юго-юго-востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо-востоку от Мариуполя), в районах к югу и западу от Донецкой фильтровальной станции (ДФС; 15 км к северу от Донецка) и в районах к юго-западу от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо-востоку от Донецка).

В Луганской области Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, около 15 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (приблизительно 20 взрывов). Все взрывы зафиксированы в районах к северо-западу от н. п. Веселогоровка (неподконтрольный правительству, 64 км к западу от Луганска).

Автомобиль с вооружёнными мужчинами в одежде военного типа перекрыл проезд патрулю СММ

6 марта недалеко от н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя) члены патруля Миссии увидели, что на полосе, по которой ехали машины СММ, стоял гражданский автомобиль, в котором находились три вооруженных мужчины в одежде военного типа. Когда патруль сделал попытку объехать гражданский автомобиль, водитель этого автомобиля завел двигатель и поехал к первой машине патруля, едва не столкнувшись с ней, после чего остановился перед второй машиной Миссии, перекрыв ей дорогу. Приблизительно через одну минуту автомобиль уехал. После этого команда СММ продолжила патрулирование.

Участки разведения сил и средств[2]

Вечером 5 марта камера СММ, установленная в н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска), зафиксировала 1 снаряд, пролетевший на расстоянии около 3–5 км к востоко-северо-востоку (по оценке, за пределами участка разведения).

Днем 6 марта, осуществляя мониторинг возле участков разведения в районе Золотого, н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска) и н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), Миссия отметила там спокойную обстановку[3].

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения

Подконтрольные правительству районы

6 марта

СММ зафиксировала:

  • 1 зенитно-ракетный комплекс (9К33 «Оса») на автодороге М04 вблизи н. п. Новопавловка (51 км к северо-западу от Донецка).

Признаки военного присутствия в зоне безопасности[4]

Подконтрольные правительству районы

6 марта

Миссия зафиксировала:

  • 1 бронетранспортер (БТР-70) около н. п. Новобахмутовка (28 км к северу от Донецка).

Наличие мин

5 марта беспилотный летательный аппарат СММ среднего радиуса действия обнаружил 33 противотанковые мины (вероятно ТМ-62) на северной окраине н. п. Марьинка (подконтрольный правительству, 23 км к юго-западу от Донецка): 18 были установлены в два ряда поперек дороги, ведущей к н. п. Донецк (неподконтрольный правительству), приблизительно в 35 м к юго-востоку от ближайших жилых домов; 3 были установлены поперек той же дороги примерно в 200 м далее к востоко-северо-востоку; 4 были закреплены на деревянной доске, лежавшей на обочине дороги между вышеуказанными двумя группами противотанковых мин; а еще 8 мин были установлены поперек дороги на расстоянии около 400 м к юго-востоку от вышеупомянутой группы мин.

Неразорвавшиеся боеприпасы в Донецке

На улице Стратонавтов в Киевском районе Донецка, приблизительно в 30 м от жилых домов, наблюдатели увидели два предмета: первый лежал на земле, а второй застрял в асфальтовом покрытии. В том же районе команда Миссии также заметила еще один предмет, лежавший со стороны улицы Башкирской, приблизительно в 10 м от жилых домов. Все три предмета не были ограждены. По оценке СММ, это были неразорвавшиеся боеприпасы (типа реактивные снаряды системы «Град»).

Усилия Миссии по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры

Миссия осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на линиях электропередачи вблизи н. п. Гольмовский (неподконтрольный правительству, 49 км к северо-востоку от Донецка) и повторного запуска насоса на Петровской насосной станции вблизи н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска). СММ также осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонта водопровода, проходящего вдоль автодороги Н20 между н. п. Березовое (подконтрольный правительству, 31 км к юго-западу от Донецка) и н. п. Оленовка (неподконтрольный правительству, 23 км к юго-западу от Донецка). Представитель КП «Вода Донбасса» сообщил СММ, что водопровод был успешно отремонтирован.

Миссия продолжала содействовать обеспечению функционирования ДФС и осуществлять мониторинг общей ситуации с безопасностью вокруг насосной станции около н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 20 км к северу от Донецка).

СММ продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано-Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. Ежедневный отчет СММ от 5 марта 2019 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года недалеко от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение была по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • На блокпосте к востоку от н. п. Николаевка (неподконтрольный правительству, 39 км к северо-востоку от Мариуполя) член вооруженных формирований не разрешил патрулю Миссии проехать в населенный пункт, ссылаясь на то, что «в районе не прекращается обстрел из стрелкового оружия».

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камера СММ в Красногоровке не функционировала.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, наблюдатели не могут получить доступ к камере СММ в Петровском. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 6 March 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, the SMM recorded more ceasefire violations in Donetsk region and fewer in Luhansk region.
  • A car with armed men inside blocked the SMM’s passage near Sakhanka.
  • An SMM mid-range unmanned aerial vehicle spotted anti-tank mines on the northern edge of Marinka.
  • The Mission monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to essential civilian infrastructure in Donetsk and Luhansk regions.
  • Restrictions of the Mission’s access continued in all three disengagement area and its access was also restricted at a checkpoint near non-government-controlled Mykolaivka.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded more ceasefire violations, including about 160 explosions, compared with the previous reporting period (about 100 explosions). The majority of ceasefire violations, including the majority of explosions, were recorded in areas south-east and south-south-east of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol), in areas south and west of the Donetsk Filtration Station (DFS) (15km north of Donetsk) and at south-westerly directions of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk).

In Luhansk region, the Mission recorded fewer ceasefire violations, including about 15 explosions, compared with the previous reporting period (about 20 explosions). All explosions were recorded in areas north-west of Veselohorivka (non-government-controlled, 64km west of Luhansk).

A car with armed men in military-style clothing blocked the SMM’s passage

On 6 March, near Sakhanka (non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol), the SMM saw a stationary civilian car with three armed men in military-style clothing inside blocking the lane in which two of the Mission’s vehicles were moving. As the SMM patrol attempted to bypass the civilian car, its driver started the engine and began manoeuvring towards the first SMM vehicle, almost colliding with it, and then stopped in front of the second SMM car, blocking its way. The car drove away after about one minute. The SMM then continued its patrol.

Disengagement areas[2]

On the evening of 5 March, the SMM camera in Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk), recorded a projectile in flight at an assessed range of 3-5km east-north-east (assessed as outside the disengagement area).

During the day on 6 March, positioned near the disengagement areas close to Zolote, Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk) and Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk), the SMM observed a calm situation.[3]

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites

Government-controlled areas

6 March

The SMM saw:

  • a surface-to-air missile system (9K33 Osa) on road M04 near Novopavlivka (51km north-west of Donetsk).

Indications of military presence in the security zone[4]

Government-controlled areas

6 March

The SMM saw:

  • an armored personnel carrier (BTR-70) near Novobakhmutivka (28km north of Donetsk).

Presence of mines

On 5 March, an SMM mid-range unmanned aerial vehicle spotted 33 anti-tank mines (probable TM-62) on the northern edge of Marinka (government-controlled, 23km south-west of Donetsk): 18 were laid out in two rows across a road leading to Donetsk city (non-government-controlled), about 35m south-east of the nearest residential houses; three were laid across the same road about 200m further east-north-east; four were fixed to a wooden board laid on a side road located between the above-mentioned two sets of anti-tank mines; and eight mines were laid across a local road about 400m south-east of the above-mentioned group of mines.

Unexploded ordnance in Donetsk city

On Stratonavtiv Street in Donetsk city’s Kyivskyi district (non-government-controlled), about 30m from inhabited residential houses, the SMM saw two objects: the first one lying on the ground, the second embedded in the tarmac. In the same district, the Mission also saw another object lying on the side of Bashkyrska Street, about 10m from inhabited residential houses. All three objects were not fenced off. It assessed all three of them as pieces of unexploded ordnance (UXO) (Grad-type rockets).

SMM facilitation of repairs to civilian infrastructure

The SMM monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to power lines near Holmivskyi (non-government-controlled, 49km north-east of Donetsk and a re-start of a water pump at the Petrivske water pumping station near Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk). The Mission also monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to a water pipeline running along road H20 between Berezove (government-controlled, 31km south-west of Donetsk) and Olenivka (non-government-controlled, 23km south-west of Donetsk). A representative of the Voda Donbassa water company told the SMM that the pipeline had been successfully repaired.

The Mission continued to facilitate the operation of the DFS and to monitor the overall security situation in the area of the pumping station near Vasylivka (non-government-controlled, 20km north of Donetsk).

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro, Chernivtsi and Kyiv.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the Joint Centre for Control and Co-ordination should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example SMM Daily Report 5 March 2019). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • At a checkpoint east of Mykolaivka (non-government-controlled, 39km north-east of Mariupol), a member of the armed formations did not allow the SMM to enter the settlement, citing ongoing “small-arms fire in the area”.

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.

[1] Please see the annexed tablefor a complete breakdown of the ceasefire violations as well as a map of the Donetsk and Luhansk regions marked with locations featured in this report. During the reporting period, the SMM camera in Krasnohorivka was not operational.

[2]Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] Due to the presence of mines, including on a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM cannot access its camera in Petrivske, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/413591