Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 4 марта 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • Миссия констатировала аналогичный уровень нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и уменьшение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущими сутками.
  • Камера СММ, установленная на Донецкой фильтровальной станции, зафиксировали взрывы неопределенного происхождения и снаряды на расстоянии от 50 до 600 м от своего месторасположения.
  • Миссия осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на жизненно важных объектах гражданской инфраструктуры в Донецкой и Луганской областях.
  • Доступ СММ оставался ограниченным на всех трех участках разведения, а также в других местах. Кроме того, свобода передвижения Миссии также ограничивалась в подконтрольном правительству Тарамчуке и вблизи неподконтрольных правительству Изварино и Вознесеновки — районах неподалеку от границы с Российской Федерацией*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области Миссия констатировала аналогичный уровень нарушений режима прекращения огня, при этом зафиксировав меньше взрывов (115), по сравнению с предыдущими сутками (ориентировочно 260 взрывов). Более половины нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к югу и юго-востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо-востоку от Мариуполя).

Во второй половине дня 3 марта камера СММ на Донецкой фильтровальной станции (ДФС; 15 км к северу от Донецка) зафиксировала 18 взрывов неопределенного происхождения ориентировочно в 0,1-4 км к юго-юго-востоку, югу и юго-юго-западу, а также 33 снаряда примерно в 0,05–3 км к югу и юго-западу.

В Луганской области Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав при этом больше взрывов (около 50), по сравнению с предыдущими сутками (примерно 35 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к северо-западу и северо-северо-западу от н. п. Сентяновка (быв. Фрунзе; неподконтрольный правительству, 44 км к западу от Луганска).

Участки разведения сил и средств[2]

Вечером 3 марта камера СММ в н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) зафиксировала 1 осветительную ракету ориентировочно в 1–3 км к востоко-северо-востоку (по оценке, за пределами участка разведения).

Тем же вечером камера СММ возле памятника князю Игорю к юго-востоку от моста в Станице Луганской (15 км к северо-востоку от Луганска) зафиксировала 1 взрыв (по оценке, взрыв в воздухе) на расстоянии около 4–6 км к западо-северо-западу (по оценке, за пределами участка разведения)[3].

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения

Подконтрольные правительству районы

3 марта

Беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 3 зенитных ракетных комплекса (9K35 «Стрела-10») в н. п. Очеретино (31 км к северо-западу от Донецка).

4 марта

СММ зафиксировала:

  • 24 танка (Т-64) и 7 самоходных гаубиц (2С1 «Гвоздика», 122 мм), стоявших на железнодорожной станции в н. п. Зачатовка (74 км к юго-западу от Донецка); и
  • 1 зенитный ракетный комплекс (9К33 «Оса») в н. п. Новоахтырка (55 км к северо-западу от Луганска).

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[4]

Подконтрольные правительству районы

2 марта

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 2 боевые машины пехоты (БМП-2), 2 боевые бронированные машины (1 БТР-70 и 1 типа БТР), а также 1 зенитную установку (ЗУ-23, 23 мм) к северо-востоку от н. п. Березовое (31 км к юго-западу от Донецка); и
  • 1 бронированную разведывательно-дозорную машину (БРДМ-2) возле н. п. Новотроицкое (36 км к юго-западу от Донецка) и 1 зенитную установку (ЗУ-23, 23 мм) непосредственно в самом населенном пункте.

3 марта

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 2 БМП-1 рядом с н. п. Николаевка (40 км к югу от Донецка);
  • 6 БМП-1 недалеко от н. п. Трудовское (47 км к югу от Донецка);
  • 1 БМП-2 возле н. п. Новогригоровка (55 км к югу от Донецка) и еще 1 БМП-2 между позициями Вооруженных сил Украины и вооруженных формирований около Новогригоровки;
  • 2 БМП-2 в н. п. Старогнатовка (51 км к югу от Донецка); и
  • 1 МТ-ЛБ вблизи н. п. Гранитное (60 км к югу от Донецка).

4 марта

СММ зафиксировала:

  • 1 БМП-1 рядом с н. п. Мирная Долина (67 км к западу от Луганска);
  • 1 боевую бронированную машину (типа БМП) и 1 БТР-70 в н. п. Авдеевка (17 км к северу от Донецка);
  • 2 зенитные установки (ЗУ-23, 23 мм) около н. п. Новоселовка (31 км к северо-востоку от Донецка); и
  • 2 бронированные разведывательные машины (БРM-1K) и 5 БМП (две БМП-2 и три БМП-1) недалеко от н. п. Мариуполь (102 км к югу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

1 марта

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 1 БМП-1 около н. п. Веселая Гора (16 км к северу от Луганска).

3 марта

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 2 БМП-1 недалеко от н. п. Белая Каменка (51 км к югу от Донецка); и
  • 3 МТ–ЛБ рядом с н. п. Кальмиусское (42 км к юго-востоку от Донецка) в зоне, где размещение тяжелого вооружения и военной техники запрещено согласно пункту 5 Меморандума от 19 сентября 2014 года.

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 2 МТ–ЛБ и 1 зенитную установку (ЗУ-23), установленную на МТ–ЛБ, в н. п. Катериновка (быв. Юбилейное; 8 км к западу от Луганска).

4 марта

СММ зафиксировала:

  • 1 БТР-80 в н. п. Ясиноватая (16 км к северо-востоку от Донецка).

Свежие места огневого поражения (воронки) вблизи Молодежного

Примерно в 1,5 км к юго-западу от н. п. Молодежное (неподконтрольный правительству, 63 км к северо-западу от Луганска) на заснеженном поле, ориентировочно в 5 м от блокпоста вооруженных формирований на автодороге T-0504 команда Миссии зафиксировала 6 свежих мест огневого поражения (воронок) в радиусе 5–60 м к югу и северо-северо-западу от дороги. Патрулю Миссии не удалось определить тип примененного вооружения или направление огня.

Взрывоопасные пережитки войны, мины и знаки, предупреждающие о минной опасности

Примерно в 800 м к востоку от блокпоста Вооруженных сил Украины на автодороге H15 рядом с н. п. Марьинка (подконтрольный правительству, 23 км к юго-западу от Донецка) команда СММ снова зафиксировала 3 противотанковые мины (по оценке, TM-62) на расстоянии 4–15 м к юго-западу от дороги между вышеупомянутым блокпостом возле Марьинки и блокпостом вооруженных формирований в н. п. Александровка (неподконтрольный правительству, 20 км к юго-западу от Донецка). На блокпосте Вооруженных сил Украины патруль Миссии вновь увидел 17 противотанковых мин (по оценке, ТМ-62) (огражденных деревянными колышками и белыми пластиковыми лентами) ориентировочно в 15 м к северу от автодороги Н-15, а также знак, предупреждающий о минной опасности (красного цвета с изображениями черепа и скрещенных костей и надписью «Стоп! Мины» на украинском языке).

Примерно в 3 км к востоку от н. п. Победа (подконтрольный правительству, 27 км к западу от Донецка) наблюдатели впервые зафиксировали знак, предупреждающий о минной опасности, в поле ориентировочно в 13 м к западу от автодороги O0531. Знак на украинском языке предупреждает людей о наличии взрывных устройств в этом районе, а также содержит номер телефона, по которому необходимо сообщать об обнаружении таких устройств. Патруль Миссии также отметил наличие похожего знака в 10 м к востоку от автодороги O0531, а также еще один знак (с изображением черепа и скрещенных костей и надписью «Осторожно! Мины» на украинском и русском языках), установленный на южном крае той же автодороги, примерно в 4 км к северо-востоку от н. п. Новомихайловка (подконтрольный правительству, 28 км к юго-западу от Донецка).

Примерно в 4,5 км к западо-юго-западу от н. п. Гранитное (подконтрольный правительству, 60 км к югу от Донецка) наблюдатели впервые увидели 2 знака, предупреждающих о минной опасности (с изображением черепа и скрещенных костей и надписью «Стоп! Мины» на украинском и русском языках), а также 3 деревянные палки с клочками ткани красного цвета, привязанными сверху каждой палки (по оценке, самодельные знаки, предупреждающие о минной опасности), к юго-востоку от дороги T0512.

Усилия СММ по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры

СММ осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на водопроводах возле н. п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска), Березового и на Петровской насосной станции вблизи н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска), а также на электрических подстанциях и объектах газораспределительной сети недалеко от н. п. Бетманово (быв. Красный Партизан; неподконтрольный правительству, 23 км к северо-востоку от Донецка). В течения дня ремонтные работы были завершены. Миссия продолжала содействовать обеспечению функционирования ДФС, а также осуществлять мониторинг общей ситуации с безопасностью в районе насосной станции в н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Донецка).

Приграничные районы, которые не контролируются правительством

Находясь в пункте пропуска на границе неподалеку от н. п. Изварино (52 км к юго-востоку от Луганска), наблюдатели видели, как из Украины вышли 6 человек (3 мужчин и 3 женщины, от 15 до 60 лет), а зашли 14 человек (мужчины и женщины, от 20 до 50 лет). Через 5 минут член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район*.

Находясь в пункте пропуска на границе возле н. п. Вознесеновка (быв. Червонопартизанск; 65 км к юго-востоку от Луганска) наблюдатели видели, что в Украину заехал 1 автобус (с украинскими номерными знаками). Примерно через 5 минут член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район*.

На железнодорожной станции «Красная Могила» в Вознесеновке наблюдатели видели как минимум 80 товарных вагонов (включая 15 цистерн для горюче-смазочных материалов). Примерно через 5 минут член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район*.

Миссия продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано?Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. ниже). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение по?прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • В н. п. Тарамчук (подконтрольный правительству, 29 км к юго-западу от Донецка) двое военнослужащих Вооруженных сил Украины остановили патруль СММ и потребовали, чтобы наблюдатели покинули этот район.
  • В пункте пропуска на границе возле н. п. Изварино (неподконтрольный правительству, 52 км к юго-востоку от Луганска) член вооруженных формирований снова сказал патрулю Миссии покинуть этот район.
  • В пункте пропуска на границе около н. п. Вознесеновка (быв. Червонопартизанск; неподконтрольный правительству, 65 км к юго-востоку от Луганска) член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район, ссылаясь на необходимость получения предварительного разрешения от руководства вооруженных формирований для посещения данного района.
  • На железнодорожной станции «Красная Могила» в Вознесеновке член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район, ссылаясь на необходимость получения предварительного разрешения от руководства вооруженных формирований для посещения данного района.

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.
  • На блокпосте вооруженных формирований, расположенном примерно в 3 км к югу от моста в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Луганска), вооруженный член вооруженных формирований сообщил наблюдателям, что дорога, ведущая в северном направлении, не была разминирована.

Задержка:

  • На блокпосте в 600 м к западу от н. п. Верхнешироковское (быв. Октябрь; неподконтрольный правительству, 29 км к северо-востоку от Мариуполя) член вооруженных формирований снова дважды останавливал патрули Миссии (примерно на 20 и 30 минут соответственно). После этих задержек команде СММ разрешали проехать через блокпост.

Другие препятствия:

  • 2 марта, осуществляя полет над районами рядом с н. п. Степановка (подконтрольный правительству, 54 км к северу от Донецка), БПЛА СММ дальнего радиуса действия терял сигнал GPS, по оценке, в результате глушения[5].
  • 3 марта, осуществляя полет над районами вблизи н. п. Гранитное (подконтрольный правительству, 60 км к югу от Донецка), БПЛА СММ дальнего радиуса действия терял сигнал GPS, по оценке, в результате глушения[6].

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камера СММ в Красногоровке не функционировала.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе мин на дороге между Богдановкой и Петровским, наблюдателям не удается попасть к камере СММ в Петровском. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

[5] Глушение могло осуществляться из любого места в радиусе нескольких километров от местоположения БПЛА.

[6] Глушение могло осуществляться из любого места в радиусе нескольких километров от местоположения БПЛА.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 4 March 2019

Summary

  • Compared with the previous 24 hours, the SMM recorded a similar number of ceasefire violations in Donetsk region and fewer ceasefire violations in Luhansk region.
  • The SMM camera at the Donetsk Filtration Station recorded undetermined explosions and projectiles at a range of 50-600m from its location.
  • The Mission monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to essential civilian infrastructure in both Donetsk and Luhansk regions.
  • Restrictions of the Mission’s access continued in all three disengagement areas and elsewhere. Its access was also restricted in government-controlled Taramchuk as well as near non-government-controlled Izvaryne and Voznesenivka, areas near the border with the Russian Federation.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded a similar number of ceasefire violations, including, however, fewer explosions (115), compared with the previous 24 hours (about 260 explosions). More than half of the ceasefire violations were recorded in south and south-easterly directions of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol).

On the afternoon of 3 March, the SMM camera at the Donetsk Filtration Station (DFS) (15km north of Donetsk) recorded 18 undetermined explosions at an assessed range of 0.1-4km south-south-east, south and south-south-west and 33 projectiles in flight at an assessed range of 0.05-3km south and south-west.

In Luhansk region, the Mission recorded fewer ceasefire violations, including, however, more explosions (about 50), compared with the previous 24 hours (about 35 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in areas north-west and north-north-west of Sentianivka (formerly Frunze, non-government-controlled, 44km west of Luhansk)

Disengagement areas[2]

On the evening of 3 March, the SMM camera in Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk) recorded an illumination flare at an assessed range of 1-3km east-north-east (assessed as outside the disengagement area).

On the same evening, the SMM camera at Prince Ihor Monument south-east of the Stanytsia Luhanska bridge (15km north-east of Luhansk) recorded an explosion (assessed as an airburst) at an assessed range of 4-6km west-north-west (assessed as outside the disengagement area).[3]

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites

Government-controlled areas

3 March

An SMM long-range unmanned aerial vehicle (UAV) spotted:

  • three surface-to-air missile systems (9K35 Strela-10) in Ocheretyne (31km north-west of Donetsk).

4 March

The SMM saw:

  • 24 tanks (T-64) and seven self-propelled howitzers (2S1 Gvozdika, 122mm) stationary at the railway station in Zachativka (74km south-west of Donetsk) and
  • a surface-to-air-missile system (9K33 Osa) in Novookhtyrka (55km north-west of Luhansk).

Indications of military and military-type presence in the security zone[4]

Government-controlled areas

2 March

An SMM mini-UAV spotted:

  • two infantry fighting vehicles (IFV) (BMP-2), two armoured personnel carriers (APC) (a BTR-70 and a BTR-variant) and an anti-aircraft gun (ZU-23, 23mm) north-east of Berezove (31km south-west of Donetsk) and
  • an armoured reconnaissance vehicle (BRDM-2) near and an anti-aircraft gun  (ZU-23, 23mm) in Novotroitske (36km south-west of Donetsk).

3 March

An SMM long-range UAV spotted:

  • two IFVs (BMP-1) near Mykolaivka (40km south of Donetsk);
  • six IFVs (BMP-1) near Trudivske (47km south of Donetsk);
  • an IFV (BMP-2) near Novohryhorivka (55km south of Donetsk) and another IFV (BMP-2) in an area between positions of the Ukrainian Armed Forces and the armed formations near Novohryhorivka;
  • two IFVs (BMP-2) in Starohnativka (51km south of Donetsk); and
  • an APC (MT-LB) near Hranitne (60km south of Donetsk).

4 March

The SMM saw:

  • an IFV(BMP-1) near Myrna Dolyna (67km west of Luhansk);
  • an IFV (BMP variant) and an APC (BTR-70) in Avdiivka (17km north of Donetsk);
  • two anti-aircraft guns (ZU-23, 23mm) near Novoselivka (31km north-east of Donetsk); and
  • two armoured reconnaissance vehicles (BRM-1K) and five IFVs (two BMP-2 and three BMP-1) near Mariupol (102km south of Donetsk).

Non-government-controlled areas

1 March

An SMM mini-UAV spotted:

  • an IFV (BMP-1) near Vesela Hora (16km  north of Luhansk).

3 March

An SMM long-range UAV spotted:

  • two IFVs (BMP-1) near Bila Kamianka (51km south of Donetsk) and
  • three APCs (MT-LB) near Kalmiuske (42km south-east of Donetsk), in a zone within which deployment of heavy armaments and military equipment is proscribed according to Point 5 of the Memorandum of 19 September 2014.

An SMM mini-UAV spotted:

  • two APCs (MT-LB) and an anti-aircraft gun (ZU-23) mounted on an APC (MT-LB) in Katerynivka (formerly Yuvileine, 8km west of Luhansk).

4 March

The SMM saw:

  • an APC (BTR-80) in Yasynuvata (16km north-east of Donetsk).

Fresh impact craters near Molodizhne

Around 1.5km south-west of Molodizhne (non-government-controlled, 63km north-west of Luhansk) in a snow-covered field about 5m from a checkpoint of the armed formations on road T-0504, the SMM observed six fresh impact craters within a radius of 5-60m south and north-north-west of the road. The SMM was unable to assess the type of weapon used or the direction of fire.

Presence of explosive remnants of war and mines as well as of mine hazard signs

About 800m east of the checkpoint of the Ukrainian Armed Forces on road H15 near Marinka (government-controlled, 23km south-west of Donetsk), the SMM saw again three anti-tank mines (assessed as TM-62), at the distance of 4-15m south-west of the road between the abovementioned  checkpoint near Marinka and the checkpoint of the armed formations in Oleksandrivka (non-government-controlled, 20km south-west of Donetsk). At the checkpoint of the Ukrainian Armed Forces,  the SMM again saw 17 anti-tank mines (assessed as TM-62) (fenced off by wooden bars and white plastic strips) about 15m north of road H-15 as well as a mine hazard sign (red with skulls and crossbones and “Stop Mines” written in Ukrainian).

Approximately 3km east of Pobeda (government-controlled, 27km west of Donetsk), the SMM saw for the first time a mine hazard sign in a field about 13m west of road O0531. The sign in Ukrainian language is warning the public about the presence of explosive devices in the area while also informing them about the telephone number to be used to report such devices. The SMM saw a similar sign 10m east of road O0531 and another mine hazard sign  (with skull and crossbones and “Danger Mines” written in Ukrainian and Russian) on the southern edge of the same road about 4km  north-east of Novomykhailivka (government-controlled, 28km south-west of Donetsk).

About 4.5km west-south-west of Hranitne (government-controlled, 60km south of Donetsk), the SMM saw for the first time two mine hazard signs (with skulls and crossbones and “Stop Mines” written in Ukrainian and Russian) and three wooden sticks with red rags tied around the top of each stick (assessed as improvised mine hazard signs) south-east of road T0512.

SMM facilitation of repair works to civilian infrastructure

The SMM monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to water pipelines near Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk), Berezove and at the Petrivske water pumping station near Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk), as well as to electric transformers and the gas distribution network near Betmanove (formerly Krasnyi Partyzan, non-government-controlled, 23km north-east of Donetsk). The latter were concluded within the day. The SMM continued to facilitate the operation of the DFS and to monitor the overall security situation in the area of the pumping station in Vasylivka (non-government-controlled, 20km north of Donetsk).

Border areas outside of government control

While at a border crossing point near Izvaryne (52km south-east of Luhansk), the SMM saw six pedestrians (three men and three women, aged 15-60) exiting Ukraine and 14 pedestrians (mixed gender, aged 20-50) entering Ukraine. After five minutes, a member of the armed formations told the SMM to leave the area.*

While at a border crossing point near Voznesenivka (formerly Chervonopartyzansk, 65km south-east of Luhansk), the SMM saw a bus (with Ukrainian licence plates) entering Ukraine. After about five minutes, a member of the armed formations told the SMM to leave the area.*

At the Chervona Mohyla railway station in Voznesenivka, the SMM saw at least 80 stationary cargo wagons (including 15 fuel tanks). After about five minutes, a member of the armed formations told the SMM to leave the area.*

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro, Chernivtsi and Kyiv.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the Joint Centre for Control and Co-ordination should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see below). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • In Taramchuk (government-controlled, 29km south-west of Donetsk), two Ukrainian Armed Forces soldiers stopped the SMM and requested it to leave the area.
  • At a border crossing point near Izvaryne (non-government-controlled, 52km south-east of Luhansk), a member of the armed formations again told the SMM to leave the area.
  • At a border crossing point near Voznesenivka (formerly Chervonopartyzansk, non-government-controlled, 65km south-east of Luhansk), a member of the armed formations told the SMM to leave, citing the need for prior permission from senior members of the armed formations to visit the area.
  • At the Chervona Mohyla railway station in Voznesenivka, a member of the armed formations told the SMM to leave, citing the need for prior permission from senior members of the armed formations to visit the area.

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.
  • At a checkpoint of the armed formations about 3km south of the bridge in Shchastia (government-controlled, 20km north of Luhansk), an armed member of the armed formations told the Mission that mines on the road leading north had not been cleared.

Delay:

  • At a checkpoint 600m west of Verkhnoshyrokivske (formerly Oktiabr, non-government-controlled, 29km north-east of Mariupol), a member of the armed formations again stopped the SMM on two occasions (for about 20 and 30 minutes).  After the delays, he allowed the SMM to pass through the checkpoint.

Other impediments:

  • On 2 March, an SMM long range-UAV lost its GPS signal, assessed as due to jamming, while flying in areas near Stepanivka (government-controlled, 54km north of Donetsk).[5]
  • On 3 March, an SMM long range-UAV lost its GPS signal, assessed as due to jamming, while flying in areas near Hranitne (government-controlled, 60km south of Donetsk).[6]

[1] Please see the annexed tablefor a complete breakdown of the ceasefire violations as well as a map of the Donetsk and Luhansk regions marked with locations featured in this report. During the reporting period, the SMM camera in Krasnohorivka was not operational.

[2] Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] Due to the presence of mines, including on a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM cannot access its     camera in Petrivske; thus, the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

[5] The interference could have originated from anywhere within the radius of several kilometres of the UAV’s position.

[6] The interference could have originated from anywhere within the radius of several kilometres of the UAV’s position.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/413207