Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 29 марта 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и увеличение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • Наблюдатели уточняли сообщения о женщине и мальчике, получивших ранения в результате обстрела в Сентяновке.
  • Миссия зафиксировала нарушение режима прекращения огня на участке разведения сил и средств в районе Золотого.
  • СММ зафиксировала вооружение, размещенное в нарушение линий отвода по обе стороны от линии соприкосновения.
  • Наблюдатели впервые увидели противотанковые мины вблизи Водяного и Пикуз.
  • СММ способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения проведения ремонтных работ на гражданских объектах жизнеобеспечения.
  • Доступ наблюдателей оставался ограниченным на всех трех участках разведения. Кроме этого, патрули СММ сталкивались с ограничениями на блокпосту недалеко от Новоласпы и на месте размещения отведенного тяжелого вооружения в неподконтрольном правительству районе Донецкой области, а также вблизи Заиченко, Изварино и Северного у границы с Российской Федерацией*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, при этом зафиксировав 70 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом, когда, среди прочего, было зафиксировано около 330 взрывов. Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к югу и юго-востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо-востоку от Мариуполя) и в районах к северу и западу от н. п. Ясиноватая (неподконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Донецка).

В Луганской области Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав при этом около 500 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (75 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня и взрывов зафиксированы в районах к северо-востоку от н. п. Анновка (неподконтрольный правительству, 58 км к западу от Луганска), а также вблизи участка разведения в районе н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) (см. ниже).

Женщина и мальчик получили ранения в результате обстрела в Сентяновке

Члены патруля Миссии уточняли сообщения о том, что в н. п. Сентяновка (быв. Фрунзе; неподконтрольный правительству, 44 км к западу от Луганска) женщина и мальчик получили ранения в результате обстрела в двух местах, где наблюдатели раньше видели повреждения и свежие воронки (см. Ежедневный отчет СММ от 27 марта 2019 года и Ежедневный отчет СММ от 29 марта 2019 года). На ул. Шевченко, 22, жительница (81 год) рассказала СММ, что у нее на левом плече гематомы, объяснив, что ранения она получила 25 марта в 18:30, когда стояла возле дома, потому что именно тогда произошел обстрел. На ул. Шевченко, 20, житель (в возрасте примерно 38 лет), представившийся внуком женщины, рассказал СММ, что в тот же день, когда он был на работе, его 12-летнего сына, который во время обстрела пытался добраться до погреба во дворе дома, чтобы укрыться там, сбила ударная волна от взрыва. Медработники пункта скорой помощи в Сентяновке сообщили о том, что 25 марта они оказали медицинскую помощь мальчику, у которого было сотрясение мозга и шок, и пожилой женщине, у которой были гематомы.

Участки разведения сил и средств[2]

Вечером 28 марта камера СММ в Золотом зафиксировала 1 снаряд, пролетевший на расстоянии около 1,5–3 км к юго-востоку (по оценке, в пределах участка разведения), а также 1 взрыв неопределенного происхождения и 4 снаряда вблизи участка разведения. В тот же вечер, осуществляя мониторинг на северной окраине н. п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска), члены патруля Миссии слышали 15 взрывов неопределенного происхождения недалеко от участка разведения. Днем 29 марта, патрулируя на северной окраине Попасной, команда СММ слышала 44 взрыва (21 оценен как выстрелы из вооружения неустановленного типа и 23 — как артиллерийские выстрелы) вблизи участка разведения.

Осуществляя мониторинг на участке разведения в районе н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска) и около участка разведения в районе н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), Миссия отметила там спокойную обстановку[3].

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Неподконтрольные правительству районы

29 марта

Команда СММ вновь зафиксировала 2 самоходные гаубицы (2С1 «Гвоздика», 122 мм) и 4 буксируемые гаубицы (Д-30 «Лягушка», 122 мм) возле н. п. Белое (22 км к западу от Луганска).

Подконтрольные правительству районы

29 марта

СММ зафиксировала 1 зенитный ракетный комплекс (9К33 «Оса») вблизи Попасной.

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[4]

Неподконтрольные правительству районы

28 марта

Беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ среднего радиуса действия обнаружил 1 боевую бронированную машину (вероятно типа БМП) и еще 1 ББМ (неустановленного типа) недалеко от н. п. Пикузы (быв. Коминтерново; 23 км к северо-востоку от Мариуполя).

Подконтрольные правительству районы

28 марта

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал 1 бронетранспортер (БТР-70), не менее 2, предположительно, ББМ (неустановленного типа) и 1 БМП-2 около н. п. Невельске (18 км к северо-западу от Донецка).

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил 1 бронированную разведывательно-дозорную машину (БРДМ-2) и впервые зафиксировал 150-м расширение системы траншей в западном направлении в районе Попасной (не зафиксированы на снимках от 7 марта 2019 года).

29 марта

СММ зафиксировала:

  • 6 БМП-1 недалеко от Попасной; и
  • 4 военнослужащих Вооруженных сил Украины, копавших новые траншеи в 20–25 м к северу от автодороги H15 примерно в 300 м к юго-юго-востоку от крайней передовой позиции Вооруженных сил Украины на контрольном пункте въезда-выезда вблизи н. п. Марьинка (23 км к юго-западу от Донецка).

29 марта команда СММ зафиксировала БПЛА (конструкция с неподвижным крылом), пролетавший на высоте около 10 м над землей с юга на север возле н. п. Капитаново (49 км к северо-западу от Луганска), который затем приземлился рядом с четырьмя военнослужащими Вооруженных сил Украины, которые упаковали БПЛА и покинули этот район.

Наличие мин

28 марта БПЛА СММ среднего радиуса действия вновь зафиксировал 32 противотанковые мины, установленные в два ряда в поле недалеко от н. п. Водяное (подконтрольный правительству, 94 км к югу от Донецка), а также 36 противотанковых мин в двух полях и поперек дороги примерно в 2 км к северу от указанных выше мин и впервые не менее 75 противотанковых мин в поле приблизительно в 200 м к северу от тех же мин. В тот же день тот же БПЛА впервые зафиксировал не менее 150 противотанковых мин в поле возле Пикуз.

29 марта команда СММ впервые зафиксировала 5 противотанковых мин, установленных в один ряд примерно в 10 м к югу от автодороги T0504 и приблизительно в 400 м от блокпоста Вооруженных сил Украины на восточной окраине Попасной.

Усилия Миссии по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры

СММ содействовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на Петровской водонасосной станции недалеко от н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска). Также Миссия продолжала содействовать обеспечению функционирования Донецкой фильтровальной станции (15 км к северу от Донецка) и осуществлять мониторинг ситуации с безопасностью вокруг насосной станции вблизи н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Донецка).

Приграничные районы, которые не контролируются правительством

29 марта во время наблюдения в пункте пропуска на границе вблизи н. п. Изварино (52 км к юго-востоку от Луганска) команда Миссии видела, что в очереди на выезд из Украины стояли 37 автомобилей (13 с украинскими номерными знаками, 14 — с российскими, 3 — с грузинскими и 7 с табличками «ЛНР») и 35 тентованных грузовиков (13 с украинскими номерными знаками, 3 — с российскими, 7 — с белорусскими, 1 — с литовскими, 1 — с азербайджанскими и 10 с табличками «ЛНР»). Приблизительно через 5 минут член вооруженных формирований потребовал, чтобы патруль Миссии покинул этот район*.

29 марта, ведя наблюдения в пункте пропуска на границе рядом с н. п. Северный (50 км к юго-востоку от Луганска), команда Миссии не зафиксировала никакого движения через границу. Спустя примерно 15 минут член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район*.

СММ продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано-Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что СЦКК должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. ниже). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года недалеко от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение была по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • На блокпосте к северу от н. п. Заиченко (неподконтрольный правительству, 26 км к северо-востоку от Мариуполя) вооруженный член вооруженных формирований вновь отказал наблюдателям в проезде к югу в направлении н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя) и к западу в направлении н. п. Пикузы (быв. Коминтерново; неподконтрольный правительству, 23 км к северо-востоку от Мариуполя), объяснив отказ опасностью для патруля Миссии.
  • Двое вооруженных члена вооруженных формирований на блокпосте вблизи н. п. Новоласпа (неподконтрольный правительству, 50 км к югу от Донецка) вновь отказали наблюдателям в проезде к населенному пункту, объяснив это опасностью для патруля СММ.
  • Мужчина в гражданской одежде отказал команде СММ в доступе к месту размещения отведенного тяжелого вооружения в неподконтрольном правительству районе Донецкой области, ссылаясь на «приказы своих командиров».
  • В пункте пропуска на границе вблизи н. п. Северный (неподконтрольный правительству, 50 км к юго-востоку от Луганска) член вооруженных формирований вновь сказал патрулю Миссии покинуть этот район.
  • В пункте пропуска на границе недалеко от н. п. Изварино (неподконтрольный правительству, 52 км к юго-востоку от Луганска) член вооруженных формирований снова потребовал, чтобы наблюдатели покинули этот район.

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.
  • К северу от моста в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Луганска) офицер Вооруженных сил Украины при СЦКК сообщил наблюдателям, что ему не известно, проводились ли за последние сутки какие-либо работы по разминированию.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камера СММ в Красногоровке не функционировала.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, наблюдатели не могут получить доступ к камере СММ в Петровском. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 29 March 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, the SMM recorded fewer ceasefire violations in Donetsk region and more in Luhansk region.
  • The SMM followed up on reports of a woman and a boy injured due to shelling in Sentianivka.
  • The Mission recorded a ceasefire violation inside the disengagement area near Zolote.
  • It observed weapons in violation of the withdrawal lines on both sides of the contact line.
  • The SMM saw anti-tank mines for the first time near Vodiane and Pikuzy.
  • The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to essential civilian infrastructure.
  • Restrictions of the SMM’s access continued in all three disengagement areas. In addition, it was restricted at a checkpoint near Novolaspa and at a heavy weapons holding area in a non-government-controlled area of Donetsk region, as well as near Zaichenko, Izvaryne and Sievernyi close to the border with the Russian Federation.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including 70 explosions, compared with the previous reporting period (about 330 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in areas south and south-east of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol) and at northerly and westerly directions of Yasynuvata (non-government-controlled, 16km north-east of Donetsk).

In Luhansk region, the SMM recorded more ceasefire violations, including about 500 explosions, compared with the previous reporting period (75 explosions). The majority of ceasefire violations and explosions were recorded at north-easterly directions of Hannivka (non-government-controlled, 58km west of Luhansk) and in areas around the disengagement area near Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk) (see below).

Woman and boy injured due to shelling in Sentianivka

The SMM followed up on reports of injuries to a woman and a boy in Sentianivka (formerly Frunze, non-government-controlled, 44km west of Luhansk) due to shelling, at two locations where the SMM had previously observed damage and fresh craters (see SMM Daily Report 27 March 2019 and SMM Daily Report 29 March 2019). At 22 Shevchenka Street, a resident (woman, 81 years old) told the SMM that she had bruises on her left shoulder and that she had been injured while standing outside the house at around 18:30 on 25 March when shelling occurred. At 20 Shevchenka Street, a resident (man, around 38 years old), who said that he was the woman’s grandson, told the SMM that on the same day, while he was at work, his 12-year-old son had been struck by the pressure wave of an explosion during shelling as he was trying to reach a basement in the yard of the house to take shelter. Medical staff at an ambulance service in Sentianivka said that they had treated a boy suffering from a concussion and shock and an elderly woman with bruises on 25 March.

Disengagement areas[2]

On the evening of 28 March, the SMM camera in Zolote recorded a projectile in flight at an assessed range of 1.5-3km south-east, assessed as inside the disengagement area, as well as an undetermined explosion and four projectiles near the disengagement area. On the same evening, positioned on the northern edge of Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk), the SMM heard 15 undetermined explosions near the disengagement area. During the day on 29 March, positioned on the northern edge of Popasna, the SMM heard 44 explosions (21 assessed as outgoing rounds of undetermined weapons and 23 as outgoing artillery rounds) near the disengagement area.

Positioned inside the disengagement area near Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk) and near the disengagement area near Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk), the SMM observed calm situations.[3]

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

Weapons in violation

Non-government-controlled areas

29 March

The SMM again saw two self-propelled howitzers (2S1 Gvozdika, 122mm) and four towed howitzers (D-30 Lyagushka, 122mm) near Bile (22km west of Luhansk).

Government-controlled areas

29 March

The SMM saw a surface-to-air missile system (9K33 Osa) near Popasna.

Indications of military and military-type presence in the security zone[4]

Non-government-controlled areas

28 March

An SMM mid-range unmanned aerial vehicle (UAV) spotted an infantry fighting vehicle (IFV) (probable BMP variant) and an armoured combat vehicle (ACV) (type undetermined) near Pikuzy (formerly Kominternove, 23km north-east of Mariupol).

Government-controlled areas

28 March

An SMM long-range UAV spotted an armoured personnel carrier (APC) (BTR-70), at least two probable ACVs (type undetermined) and an IFV (BMP-2) near Nevelske (18km north-west of Donetsk).

An SMM mini-UAV spotted an armoured reconnaissance vehicle (BRDM-2) and for the first time a 150m-long westward extension to a trench system near Popasna (not seen in imagery from 7 March 2019).

29 March

The SMM saw:

  • six IFVs (BMP-1) near Popasna and
  • four Ukrainian Armed Forces personnel digging new trenches 20-25m north of road H-15 about 300m south-south-east of the most forward Ukrainian Armed Forces position at the entry-exit checkpoint near Marinka (23km south-west of Donetsk).

On 29 March, the SMM saw a fixed-wing UAV flying about 10m above the ground from south to north near Kapitanove (49km north-west of Luhansk), which landed close to four Ukrainian Armed Forces personnel who subsequently packed up the UAV and left the area.

Presence of mines

On 28 March, an SMM mid-range UAV again spotted 32 anti-tank mines laid out in two rows in a field near Vodiane (government-controlled, 94km south of Donetsk), as well as 36 anti-tank mines in two fields and across a road about 2km north of the aforementioned mines and for the first time at least 75 anti-tank mines in a field about 200m north of the same mines. On the same day, the same UAV spotted for the first time at least 150 anti-tank mines in a field near Pikuzy.

On 29 March, the SMM saw for the first time five anti-tank mines in a single row about 10m south of road T-0504 and about 400m from a Ukrainian Armed Forces checkpoint in the eastern outskirts of Popasna.

SMM facilitation of repairs to civilian infrastructure

The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to the Petrivske pumping station near Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk). It also continued to facilitate the operation of the Donetsk Filtration Station (15km north of Donetsk) and to monitor the security situation around the pumping station near Vasylivka (non-government-controlled, 24km north-east of Donetsk).

Border areas outside government control

On 29 March, while at a border crossing point near Izvaryne (52km south-east of Luhansk), the SMM saw 37 cars (13 with Ukrainian, 14 with Russian Federation and three with Georgian licence plates, as well as seven with “LPR” plates) and 35 covered cargo trucks (13 with Ukrainian, three with Russian Federation, seven with Belarusian, one with Lithuanian and one with Azerbaijani licence plates, as well as ten with “LPR” plates) queueing to exit Ukraine. After about five minutes, a member of the armed formations told the SMM to leave the area.*

On 29 March, while at a border crossing point near Sievernyi (50km south-east of Luhansk), the SMM observed no cross-border traffic. After about 15 minutes, a member of the armed formations told the SMM to leave the area.*

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro, Chernivtsi and Kyiv.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the JCCC should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see below). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • At a checkpoint north of Zaichenko (non-government-controlled, 26km north-east of Mariupol), an armed member of the armed formations again denied the SMM passage south to Sakhanka (non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol) and west to Pikuzy (formerly Kominternove, non-government-controlled, 23km north-east of Mariupol), citing risks to the security of the patrol as a reason for the denial.
  • At a checkpoint near Novolaspa (non-government-controlled, 50km south of Donetsk), two armed members of the armed formations again denied the SMM access to the village, citing risks to the security of the patrol as a reason for the denial.
  • A man in civilian clothing denied the SMM entry into a heavy weapons holding area in a non-government-controlled area of Donetsk region, citing “orders from his superiors”.
  • At a border crossing point near Sievernyi (non-government-controlled, 50km south-east of Luhansk), a member of the armed formations again told the SMM to leave the area.
  • At a border crossing point near Izvaryne (non-government-controlled, 52km south-east of Luhansk), a member of the armed formations again told the SMM to leave the area.

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.
  • North of the bridge in Shchastia (government-controlled, 20km north of Luhansk), a Ukrainian Armed Forces officer of the JCCC told the SMM that he was not aware of any demining activities having taken place in the past 24 hours.
 

[1] For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. During the reporting period, the SMM camera in Krasnohorivka was not operational.

* Please see the section at the end of this report entitled “Restrictions of the SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate”.

[2]Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] Due to the presence of mines, including on a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM cannot access its camera in Petrivske, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/415682