Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 25 марта 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • В направлении беспилотного летательного аппарата (БПЛА) СММ дальнего радиуса действия, пролетавшего вблизи неподконтрольного правительству Долгого, стреляли из крупнокалиберного пулемета. БПЛА не был поврежден.
  • В Донецкой и Луганской областях Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня по сравнению с предыдущими сутками.
  • Наблюдатели видели свежие повреждения жилого дома вследствие обстрела в Золотом-5 (Михайловке).
  • Миссия зафиксировала нарушения режима прекращения огня на участке разведения сил и средств в районе Золотого.
  • СММ зафиксировала вооружение, размещенное в нарушение линий отвода по обе стороны от линии соприкосновения.
  • Миссия способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на жизненно важных объектах гражданской инфраструктуры и оценки состояния жилых домов, поврежденных вследствие обстрела в Луганской области.
  • Доступ Миссии оставался ограниченным как на всех трех участках, так и в других районах, в том числе на блокпостах вблизи Заиченка и в Горловке*.

В направлении БПЛА СММ дальнего радиуса действия стреляли из крупнокалиберного пулемета

20 марта, в 16:30, БПЛА СММ дальнего радиуса действия пролетал над районом приблизительно в 3 км к юго-востоку от н. п. Долгое (неподконтрольный правительству, 22 км к северо-западу от Луганска), что приблизительно в 3,5 км к югу от линии соприкосновения. По результатам последующего анализа полученных с помощью БПЛА данных воздушного наблюдения обнаружен 1 крупнокалиберный пулемёт (неустановленного типа) в 1,4 км к западо-северо-западу от участка, над которым пролетал БПЛА. Также выявлено, что из пулемёта было выпущено 14 очередей, которые, по оценке, были направлены на БПЛА. На момент инцидента БПЛА пролетал на высоте приблизительно 2500 м. Аппарат не получил повреждений. В установленном порядке СММ заблаговременно уведомила о полете БПЛА в данном районе*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав при этом приблизительно 160 взрывов, по сравнению с предыдущими сутками (около 65 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня было зафиксировано в районах к юго-востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо-востоку от Мариуполя), к востоку и юго-западу от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо-востоку от Донецка) и недалеко от железнодорожного вокзала в н. п. Ясиноватая (неподконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Донецка).

В Луганской области Миссия зафиксировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, включая около 30 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (4 взрыва). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к северу от н. п. Первомайск (неподконтрольный правительству, 58 км к западу от Луганска) и к югу от н. п. Молодежное (неподконтрольный правительству, 63 км к северо-западу от Луганска).

Свежие повреждения жилого дома вследствие обстрела в Золотом-5 (Михайловке)

24 марта на ул. Тургенева, 6, в н. п. Золотое-5 (Михайловка; неподконтрольный правительству, 58 км к северо-западу от Луганска) члены патруля Миссии видели разбитое окно (закрытое деревянной доской) с южной стороны одноэтажного дома, а также свежую воронку в 2 м к югу от дома. По оценке Миссии, повреждения образовались в результате разрыва минометной мины (неустановленного типа), выпущенной из южного направления. Владелица дома (в возрасте около 65 лет) сообщила, что утром 21 марта она была дома, когда услышала во дворе взрыв.

Участки разведения сил и средств[2]

24 марта на участке разведения сил и средств в районе н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил 1 бронетранспортер (БТР-80) и вновь выявил 1 боевую машину пехоты (вероятно БМП-1) недалеко от автомобильного моста к западу от автодороги T1316. По оценке СММ, обе единицы техники принадлежали Вооруженным силам Украины. Тот же БПЛА вновь обнаружил около 34 противотанковых мин (TM-62) в поле недалеко от блокпоста Вооруженных сил Украины севернее участка разведения.

Также БПЛА вновь обнаружил приблизительно 70 противотанковых мин (TM-62), установленных в 9 рядов в южной части участка разведения в районе Золотого. По оценке, мины принадлежали вооруженным формированиям.

Днем 25 марта, патрулируя на западной окраине Первомайска, наблюдатели слышали около 25 взрывов неопределенного происхождения и примерно 70 очередей и выстрелов из крупнокалиберного пулемета на расстоянии ориентировочно 3–5 км к северо-северо-востоку (по оценке, все в пределах участка разведения в районе Золотого).

25 марта, находясь на участке разведения в районе н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка)[3], члены патруля Миссии видели 2 боевые бронированные машины (ББМ; типа БМП), государственный флаг Украины и красно-черный флаг недалеко от ранее зафиксированной позиции Вооруженных сил Украины приблизительно в 600 м к югу от северного края участка разведения и примерно в 2,5 км к востоку от ее западного края.

В тот же день, осуществляя мониторинг на участке разведения в районе н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), СММ констатировала там спокойную обстановку.

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Подконтрольные правительству районы

25 марта

СММ зафиксировала 2 противотанковых ракетных комплекса (9П148 «Конкурс», 135 мм) рядом с блокпостом Вооруженных сил Украины вблизи н. п. Марьинка (23 км к юго-западу от Донецка) (см. Ежедневный отчет СММ от 25 марта 2019 года).

Неподконтрольные правительству районы

20 марта

По доступным СММ данным воздушного наблюдения обнаружено наличие:

  • 8 реактивных систем залпового огня (неустановленного типа) на полигоне недалеко от н. п. Миусинск (62 км к юго-западу от Луганска) (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 8 марта 2019 года); и
  • 2 танка (неустановленного типа) на полигоне вблизи н. п. Новоселовка (37 км к северо-востоку от Донецка) (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 15 марта 2019 года).

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения

Неподконтрольные правительству районы

19 марта

По доступным СММ данным воздушного наблюдения обнаружено наличие:

  • 22 танков (неустановленного типа) на полигоне около н. п. Бугаевка (37 км к юго-западу от Луганска), а также 58 ББМ (неустановленного типа)[4] на том же полигоне (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 19 марта 2019 года); и
  • 20 танков (неустановленного типа) и 23 единиц артиллерии или минометов на полигоне возле н. п. Мирное (28 км к юго-западу от Луганска), а также 73 ББМ (неустановленного типа) на том же полигоне.

20 марта

По доступным СММ данным воздушного наблюдения обнаружено наличие:

Другое зафиксированное вооружение[5]

19 марта по доступным СММ данным воздушного наблюдения обнаружено наличие 20 единиц буксируемой артиллерии или минометов, а также 7 единиц самоходной артиллерии на полигоне вблизи Бугаёвки (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 19 марта 2019 года).

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[6]

Подконтрольные правительству районы

23 марта

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил 1 МТ-ЛБ возле н. п. Клиновое (68 км к северо-востоку от Донецка).

25 марта

СММ зафиксировала:

  • 1 БТР-70 около н. п. Березовое (31 км к юго-западу от Донецка);
  • 1 БТР-70 возле н. п. Новобахмутовка (28 км к северу от Донецка); и
  • 2 БМП-2 в н. п. Верхнеторецкое (23 км к северо-востоку от Донецка) во дворе дома, где находились также 7 военнослужащих Вооруженных сил Украины (из них трое были вооружены), приблизительно в 50 м от ближайшего гражданского жилого дома.

В тот же день члены патруля Миссии также видели вертолет (Mи-8), пролетавший с востока на запад на высоте 100 м приблизительно в 4,5 км к северу от н. п. Капитаново (49 км к северо-западу от Луганска), и 3 военнослужащих Вооруженных сил Украины, которые осуществляли запуск черного БПЛА малого радиуса действия на северо-западной окраине Станицы Луганской. В районе контрольного пункта въезда-выезда (КПВВ) в Марьинке команда СММ видела недавно возведенную деревянную конструкцию, обложенную мешками с песком, на южной обочине автодороги H-15, приблизительно в 10 м к юго-востоку от нулевого блокпоста Вооруженных сил Украины.

Неподконтрольные правительству районы

23 марта

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил 1 зенитную установку (ЗУ-23, 23 мм) в н. п. Голубовка (быв. Кировск; 51 км к западу от Луганска).

25 марта

Наблюдатели видели 1 ББМ (вероятно типа МТ-ЛБ) недалеко от н. п. Старое (быв. Червоный Прапор; 58 км к западу от Луганска).

Наличие взрывных устройств

25 марта члены патруля Миссии впервые увидели 11 блоков (по оценке, компоненты взрывной динамической защиты танка), которые находились в 2 м к югу от дороги между КПВВ рядом с н. п. Пищевик (подконтрольный правительству, 25 км к северо-востоку от Мариуполя) и блокпостом вооруженных формирований вблизи н. п. Верхнешироковское (быв. Октябрь; неподконтрольный правительству, 29 км к северо-востоку от Мариуполя).

Усилия Миссии по содействию обеспечению функционирования и проведения осмотра объектов гражданской инфраструктуры

СММ продолжала содействовать установлению режима прекращения огня и осуществлять мониторинг его соблюдения для обеспечения проведения осмотра водозаборных станций на территории Петровской водонасосной станции вблизи н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска), а также содействовать обеспечению функционирования Донецкой фильтровальной станции (ДФС) и осуществлять мониторинг ситуации с безопасностью в районе насосной станции рядом с н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 20 км к северу от Донецка).

Миссия также способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения проведения оценки состояния жилых домов, поврежденных вследствие обстрела в н. п. Золотое-1 (Солнечный; подконтрольный правительству, 61 км к западу от Луганска) (см. Ежедневный отчет СММ от 27 февраля 2019 года), а также для обеспечения проведения работ по разминированию вблизи н. п. Кременец (неподконтрольный правительству, 16 км к юго-западу от Донецка). В ходе работ по разминированию члены патруля Миссии зафиксировали в данном районе приблизительно 20 нарушений режима прекращения огня, несмотря на предоставленные гарантии безопасности (см. ниже таблицу нарушений режима прекращения огня).

Трудности, с которыми сталкивается гражданское население на блокпостах вдоль линии соприкосновения

В 10:15 на блокпосте вооруженных формирований, расположенном к югу от моста в Станице Луганской (15 км к северо-востоку от Луганска), команда СММ видела около 20 человек, ожидавших в очереди в направлении подконтрольных правительству районов. В 11:10 на КПВВ, расположенном к северу от моста, наблюдатели видели около 400 человек в очереди на выход из подконтрольных правительству районов, а также около 500 человек, ожидавших в очереди в противоположном направлении. На передовой позиции Вооруженных сил Украины к северу от моста команда СММ видела двух представителей украинской стороны Совместного центра контроля и координации (СЦКК). По их словам, их присутствие там было связано с возможными ремонтными работами на мосте.

СММ продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано-Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что СЦКК должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. Ежедневный отчет СММ от 25 марта 2019 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года недалеко от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение была по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • На блокпосте к северу от н. п. Заиченко (неподконтрольный правительству, 26 км к северо-востоку от Мариуполя) двое вооруженных членов вооруженных формирований вновь отказали патрулю Миссии в проезде к югу в направлении н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя) и к западу в направлении н. п. Пикузы (быв. Коминтерново; неподконтрольный правительству, 23 км к северо-востоку от Мариуполя).
  • На блокпосте вооруженных формирований на автодороге T0513 на северо-западной окраине н. п. Горловка (неподконтрольный правительству, 39 км к северо-востоку от Донецка) четверо членов вооруженных формирований (трое из которых были вооружены) отказали патрулю СММ в доступе на территорию блокпоста, сославшись на то, что для проезда наблюдателям необходимо получить разрешение от их командиров. Миссия планировала провести мониторинг ситуации с безопасностью и провести наблюдение за тем, как гражданские лица пересекают блокпост на дороге, ведущей к КПВВ в н. п. Майорск (подконтрольный правительству, 45 км к северо-востоку от Донецка).

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.
  • На блокпосте вооруженных формирований примерно в 3 км к югу от моста в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Луганска) член вооруженных формирований сообщил наблюдателям, что дорога, ведущая в северном направлении, не была разминирована.

Другие препятствия:

  • По результатам анализа данных воздушного наблюдения с помощью БПЛА СММ дальнего радиуса действия, осуществлявшего 20 марта полет над участком вблизи н. п. Долгое (неподконтрольный правительству, 22 км к северо-западу от Луганска), были зафиксированы очереди из крупнокалиберного пулемета, которые, по оценке, были направлены на БПЛА.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камера СММ в Красногоровке не функционировала.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, наблюдатели не могут получить доступ к камере СММ в Петровском. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Упомянутые в этом разделе ББМ не подпадают под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

[5] Миссии не удалось определить, размещены ли эти единицы вооружения в нарушение линий отвода, поскольку СММ не смогла получить информацию об их калибре.

[6] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений, если не указано иное.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 25 March 2019

Summary

  • Heavy machine-gun fired in the direction of an SMM long-range unmanned aerial vehicle flying near non-government-controlled Dovhe. The UAV was not damaged.
  • Compared with the previous 24 hours, the SMM recorded more ceasefire violations in Donetsk and Luhansk regions.
  • The SMM saw fresh damage to a residential house due to shelling in Zolote-5/Mykhailivka.
  • The Mission recorded ceasefire violations inside the Zolote disengagement area.
  • It observed weapons in violation of the withdrawal lines on both sides of the contact line.
  • The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to essential civilian infrastructure and an assessment of residential houses damaged by shelling in Luhansk region.
  • Restrictions of the SMM’s access continued in all three disengagement areas and elsewhere, including at checkpoints near Zaichenko and in Horlivka.*

Heavy machine-gun fired in direction of SMM long-range unmanned aerial vehicle (UAV)

At 16:30 on 20 March, an SMM long-range UAV was flying over an area about 3km south-east of Dovhe (non-government-controlled, 22km north-west of Luhansk), about 3.5km south of the contact line. Subsequent analysis of imagery recorded by it has revealed a heavy machine-gun (type undetermined), 1.4km west-north-west of the ground location over which the UAV was flying, firing at least 14 bursts assessed as aimed at the UAV. The UAV was flying at an altitude of approximately 2,500m at the time of the incident and was not damaged. The SMM had, per established procedure, given notice of the UAV flight in the general area.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded more ceasefire violations, including about 160 explosions, compared with the previous 24 hours (about 65 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in south-easterly directions of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol), easterly and south-westerly directions of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk) and near the railway station in Yasynuvata (non-government-controlled, 16km north-east of Donetsk).

In Luhansk region, the SMM recorded more ceasefire violations, including about 30 explosions, compared with the previous 24 hours (four explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in northerly directions of Pervomaisk (non-government-controlled, 58km west of Luhansk) and south of Molodizhne (non-government-controlled, 63 km north-west of Luhansk).

Fresh damage to a residential house due to shelling in Zolote-5/Mykhailivka

On 24 March, at 6 Turhenieva Street in Zolote-5/Mykhailivka (non-government-controlled, 58km north-west of Luhansk), the SMM saw a broken window (covered with a wooden plank) on the south-facing side of a one-storey house, as well as a fresh crater 2m south of it. The Mission assessed the damage as caused by a mortar (type undetermined) round fired from a southerly direction. The owner of the house (a woman, about 65 years old) said that on the morning of 21 March, while inside the house, she had heard an explosion in her yard.

Disengagement areas[2]

On 24 March, inside the disengagement area near Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk), an SMM mini-UAV spotted an armoured personnel carrier (APC) (BTR-80) and again spotted an infantry fighting vehicle (IFV) (probable BMP-1) near the road bridge west of road T-1316, both assessed as belonging to the Ukrainian Armed Forces. The same UAV again spotted about 34 anti-tank mines (TM-62) in a field near the checkpoint of the Ukrainian Armed Forces just north of the disengagement area.

The UAV also again spotted about 70 anti-tank mines (TM-62) laid out in nine rows in the southern part of the Zolote disengagement area, assessed as belonging to the armed formations.

During the day on 25 March, positioned on the western edge of Pervomaisk, the SMM heard about 25 undetermined explosions and about 70 bursts and shots of heavy-machine-gun fire at an assessed range of 3-5km north-north-east (all assessed as inside the Zolote disengagement area).

On 25 March, inside the disengagement area near Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk),[3] the SMM saw two IFVs (BMP variants), a Ukrainian national flag and a red-and-black flag near a previously observed position of the Ukrainian Armed Forces about 600m south of the northern edge of the disengagement area and about 2.5km east of its western edge.

The same day, positioned inside the disengagement area near Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk), the SMM observed a calm situation.

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

Weapons in violation

Government-controlled areas

25 March

The SMM saw two anti-tank guided missile systems (9P148 Konkurs, 135mm) near the checkpoint of the Ukrainian Armed Forces near Marinka (23km south-west of Donetsk) (see SMM Daily Report 25 March 2019).

Non-government-controlled areas

20 March

Aerial imagery available to the SMM revealed the presence of:

  • eight multiple launch rocket systems (type undetermined) in a training area near Miusynsk (62km south-west of Luhansk) (for previous observations, see SMM Daily Report 8 March 2019) and
  • two tanks (type undetermined) in a training area near Novoselivka (37km north-east of Donetsk) (for previous observations, see SMM Daily Report 15 March 2019). 

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites:

Non-government-controlled areas

19 March

Aerial imagery available to the SMM revealed the presence of:

  • 22 tanks (type undetermined) in a training area near Buhaivka (37km south-west of Luhansk), as well as 58 armoured combat vehicles (ACVs) (type undetermined) [4] in the same training area (for previous observations, see SMM Daily Report 19 March 2019), and
  • 20 tanks (type undetermined) and 23 pieces of artillery or mortars in a training area near Myrne (28km south-west of Luhansk), as well as 73 ACVs (type undetermined) in the same training area.

20 March

Aerial imagery available to the SMM revealed the presence of:

  • four tanks (type undetermined) and five pieces of towed artillery or mortars in a training area near Miusynsk (for previous observations, see SMM Daily Report 8 March 2019);
  • 12 tanks (type undetermined) in a training area near Shymshynivka (27km south-west of Luhansk) (for previous observations, see SMM Daily Report 8 March 2019); and
  • 24 tanks (type undetermined) in a training area near Ternove (57km east of Donetsk) (for previous observations, see SMM Daily Report 20 March 2019).

Other weapons observed:[5]

On 19 March, aerial imagery available to the SMM revealed the presence of 20 pieces of towed artillery or mortar and seven pieces of self-propelled artillery in a training area near Buhaivka (for previous observations, see SMM Daily Report 19 March 2019).

Indications of military and military-type presence inside the security zone[6]

Government-controlled areas

23 March         

An SMM mini-UAV spotted an APC (MT-LB) near Klynove (68km north-east of Donetsk).

25 March

The SMM saw:

  • an APC (BTR-70) near Berezove (31km south-west of Donetsk);
  • an APC (BTR-70) near Novobakhmutivka (28km north of Donetsk); and
  • two IFVs (BMP-2) in Verkhnotoretske (23km north-east of Donetsk) in the yard of a house where seven Ukrainian Armed Forces soldiers (three of them armed) were present, about 50m from the nearest house inhabited by civilians.

The same day, the SMM also saw a helicopter (MI-8) flying from east to west at an altitude of 100m about 4.5km north of Kapitanove (49km north-west of Luhansk) and three Ukrainian Armed Forces soldiers flying a black mini-UAV on the north-western edge of Stanytsia Luhanska. In the area of the entry-exit checkpoint of Marinka, the SMM observed a newly-built wooden structure surrounded by sand bags on the southern side of road H-15 about 10m south-east of the most forward checkpoint of the Ukrainian Armed Forces.

Non-government-controlled areas

23 March

An SMM-mini-UAV spotted an anti-aircraft gun (ZU-23, 23mm) in Holubivka (formerly Kirovsk, 51km west of Luhansk).

25 March

The SMM saw an APC (probable MT-LB variant) near Stare (formerly Chervonyi Prapor, 58km west of Luhansk).

Presence of explosive devices

On 25 March, the SMM saw for the first time 11 blocks assessed as explosive reactive armour components of a tank 2m south of the road between the entry-exit checkpoint near Pyshchevyk (government-controlled, 25km north-east of Mariupol) and the checkpoint of the armed formations near Verkhnoshyrokivske (formerly Oktiabr, non-government-controlled, 29km north-east of Mariupol).

SMM facilitation of operation and inspection of civilian infrastructure

The SMM continued to facilitate and monitor adherence to the ceasefire to enable an inspection of water wells at the Petrivske pumping station near Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk), to facilitate the operation of the Donetsk Filtration Station (DFS) and to monitor the security situation around the pumping station near Vasylivka (non-government-controlled, 20km north of Donetsk).

The Mission also facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable an assessment of residential houses damaged by shelling in Zolote-1/Soniachnyi (government-controlled, 61km west of Luhansk) (see SMM Daily Report 27 February 2019) as well as to enable demining activity near Kreminets (non-government-controlled, 16km south-west of Donetsk). During the demining activity, the SMM recorded about 20 ceasefire violations in the area, despite security guarantees (see the ceasefire violations table below).

Hardship for civilians at checkpoints along the contact line

At 10:15, at the checkpoint of the armed formations south of the Stanytsia Luhanska bridge (15km north-east of Luhansk), the SMM saw about 20 people queuing to travel towards government-controlled areas. At 11:10, at the entry-exit checkpoint north of the bridge, the SMM saw about 400 people queuing to exit and about 500 people queuing to enter government-controlled areas. At the forward position of the Ukrainian Armed Forces north of the bridge, the SMM saw two Ukrainian Armed Forces representatives of the Joint Centre for Control and Co-ordination (JCCC). They told the Mission that their presence was related to possible repairs at the bridge.

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro, Chernivtsi and Kyiv.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the JCCC should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see SMM Daily Report 25 March 2019). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • At a checkpoint north of Zaichenko (non-government-controlled, 26km north-east of Mariupol), two armed members of the armed formations again denied the SMM passage south to Sakhanka (non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol) and west to Pikuzy (formerly Kominternove, non-government-controlled, 23km north-east of Mariupol).
  • At a checkpoint of the armed formations on road T0513 on the north-western edge of Horlivka (non-government-controlled, 39km north-east of Donetsk), four members of the armed formations (three of them armed) denied the SMM access to the area of the checkpoint, saying that the SMM was not allowed to pass without permission from their superiors. The Mission intended to monitor the security situation and passage of civilians crossing the checkpoint on the road leading to the entry-exit checkpoint in Maiorsk (government-controlled, 45km north-east of Donetsk).

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.
  • At a checkpoint of the armed formations about 3km south of the bridge in Shchastia (government-controlled, 20km north of Luhansk), a member of the armed formations told the Mission that mines on the road leading north had not been cleared.

Other impediments:

  • Analysis of imagery recorded by an SMM long-range UAV while flying over an area near Dovhe (non-government-controlled, 22km north-west of Luhansk) on 20 March showed a heavy machine-gun firing bursts, assessed as aimed at the UAV.
 

[1] For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. During the reporting period, the SMM camera in Krasnohorivka was not operational.

[2]Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] Due to the presence of mines, including on a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM cannot access its camera in Petrivske, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4] The ACVs mentioned in this section are not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

[5] The SMM was unable to assess whether these weapons were in violation of withdrawal lines in the absence of information on their calibre.

[6] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons, unless otherwise specified.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/415253