Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 17 марта 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • За период с вечера 15 по вечер 16 марта СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и увеличение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • В период с вечера 16 по вечер 17 марта Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и уменьшение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущими сутками.
  • Наблюдатели зафиксировала вызванные стрельбой свежие повреждения жилых домов в Ясиноватой и Саханке.
  • СММ зафиксировала нарушения режима прекращения огня на участках разведения сил и средств в районах Золотого и Петровского, а также отметила военное присутствие на участке разведения в районе Петровского.
  • Миссия зафиксировала вооружение, размещенное в нарушение линий отвода по обе стороны от линии соприкосновения.
  • Доступ СММ оставался ограниченным на всех трех участках разведения и в других районах, в частности в неподконтрольном правительству Заиченко и вблизи Изварино, что недалеко от границы с Российской Федерацией*.
  • В Киеве команда Миссии наблюдала за массовым собранием, организованным «Национальным корпусом».

Нарушения режима прекращения огня[1]

За период с вечера 15 по вечер 16 марта в Донецкой области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав при этом около 100 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (приблизительно 160 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к югу от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо-востоку от Донецка), к югу от Донецкой фильтровальной станции (15 км к северу от Донецка), включая 4 взрыва, оцененные как разрывы снарядов в 200–500 м от места расположения камеры СММ, и в районах к юго-востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо-востоку от Мариуполя).

С вечера 16 до вечера 17 марта Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, при этом зафиксировав меньше взрывов (около 50), по сравнению с предыдущими сутками. Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к югу от Светлодарска, к юго-востоку от Чермалыка и в районах к востоко-северо-востоку от н. п. Майорск (подконтрольный правительству, 45 км к северо-востоку от Донецка).

За период с вечера 15 по вечер 16 марта в Луганской области СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, около 40 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (примерно 15 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к западо-юго-западу от н. п. Березовское (неподконтрольный правительству, 53 км к северо-западу от Луганска), а также на участке разведения в районе н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) и вблизи него (см. ниже).

С вечера 16 по вечер 17 марта по сравнению с предыдущими сутками Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав при этом около 35 взрывов. Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к северо-западу от н. п. Голубовское (неподконтрольный правительству, 51 км к западу от Луганска) и вблизи участка разведения в районе Золотого.

Повреждения жилых домов Ясиноватой и Саханке

16 марта на ул. Гоголя, 22, в н. п. Ясиноватая (неподконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Донецка) члены патруля Миссии видели свежее место огневого поражения на западо-северо-западной стене квартиры на первом этаже жилого дома, а также осколочные повреждения. По оценке СММ, все повреждения были вызваны попаданием пули калибра 7,62 мм. Двое жителей дома (мужчина в возрасте 30–40 лет и женщина в возрасте 60–70 лет) по отдельности рассказали наблюдателям, что слышали стрельбу 14 марта приблизительно в 22:00.

17 марта на ул. Конституции, 2б, в н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя) члены патруля Миссии видели пробоину размером 2–3 см в выходящей на запад двери и пробоину размером 5 см в дверной раме с западной стороны дома. По оценке наблюдателей, пробоины образовались недавно в результате попадания осколков. Наблюдатели не смогли определить тип примененного вооружения или его калибр. Жительница дома (в возрасте 50–60 лет) рассказала СММ, что в ночь с 16 на 17 марта она слышала стрельбу из стрелкового оружия, а 17 марта около 09:00 она слышала громкий взрыв.

Участки разведения сил и средств[2]

Вечером 15 марта камера СММ в Золотом зафиксировала 10 снарядов, пролетевших с севера на юг на расстоянии около 2–3 км к юго-востоку (по оценке, на участке разведения). Утром 16 марта, осуществляя наблюдения на южной окраине н. п. Золотое-5 (Михайловка; неподконтрольный правительству, 58 км к северо-западу от Луганска), команда СММ слышала 30 выстрелов и очередей из крупнокалиберного пулемета и стрелкового оружия примерно в 1–3 км к западо-северо-западу (по оценке, в пределах участка разведения) и 1 взрыв неопределенного происхождения ориентировочно в 2–3 км к востоко-северо-востоку (по оценке, за пределами участка разведения). В то же утро, осуществляя мониторинг на северной окраине Золотого, наблюдатели слышали 23 взрыва неопределенного происхождения, 18 выстрелов и очередей из крупнокалиберного пулемета и стрелкового оружия на расстоянии около 2–5 км к юго-юго-востоку и югу (все, по оценке, в пределах участка разведения), а также 1 взрыв неопределенного происхождения и 2 выстрела из стрелкового оружия примерно в 0,8–1 км к югу (все, по оценке, за пределами участка разведения).

Днем 17 марта, осуществляя мониторинг в двух разных местах в Золотом-5 (Михайловке), члены патруля Миссии слышали 6 взрывов неопределенного происхождения и около 40 выстрелов и очередей из крупнокалиберного пулемета (определить, произошло ли это на участке разведения или за его пределами, не представлялось возможным), а также приблизительно 15 очередей из крупнокалиберного пулемета и 1 взрыв неопределенного происхождения (все, по оценке, за пределами участка разведения).

Днем 16 марта, патрулируя приблизительно в 2 км к северу от н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), команда СММ слышала 4 выстрела (2 из стрелкового оружия и 2 оцененные как выстрелы из пушки калибра 30 мм) на расстоянии около 2,5–5 км к юго-юго-западу и юго-западу (по оценке, в пределах участка разведения в районе Петровского), а также 16 выстрелов (8 из стрелкового оружия и 8 оцененные как выстрелы из пушки калибра 30 мм) ориентировочно в 1–4 км к югу, юго-юго-западу и западу (по оценке, за пределами участка разведения)[3]. В тот же день члены патруля Миссии также видели не менее 6 военнослужащих Вооруженных сил Украины на позициях в пределах участка разведения в районе Петровского, приблизительно в 600 м к югу от его северного края и ориентировочно в 2,5 км к востоку от его западного края.

Вечером 15 марта, находясь на восточной окраине н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), наблюдатели слышали 1 выстрел из стрелкового оружия ориентировочно в 3–4 км к юго-западу (по оценке, за пределами участка разведения).

16 и 17 марта, осуществляя наблюдение на участке разведения в районе н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), и 17 марта вблизи участка разведения в районе Петровского, команда Миссии отметила там спокойную обстановку.

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Подконтрольные правительству районы

16 марта

СММ зафиксировала:

  • 6 реактивных систем залпового огня (РСЗО; БМ-21 «Град», 122 мм) на территории объекта в н. п. Ровнополь (65 км к юго-западу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

15 марта

Беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ малого радиуса действия снова обнаружил 3 танка (Т-64) вблизи н. п. Лобачево (13 км к востоку от Луганска).

16 марта

Команда СММ снова видела 8 РСЗО (БМ-21) недалеко от н. п. Садовый (57 км к юго-западу от Луганска).

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения

Подконтрольные правительству районы

16 марта

СММ зафиксировала:

  • 14 самоходных гаубиц (2С1 «Гвоздика», 122 мм) недалеко от железнодорожной станции в н. п. Хлебодаровка (65 км к юго-западу от Донецка); и
  • 14 РСЗО (БМ-21), погруженных на вагоны-платформы, и 14 буксируемых гаубиц (Д-20, 152 мм) на железнодорожной станции в н. п. Зачатовка (74 км к юго-западу от Донецка).

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[4]

Подконтрольные правительству районы

15 марта

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • предположительно 3 боевые бронированные машины (ББМ; неустановленного типа) вблизи н. п. Новоселовка Вторая (23 км к северу от Донецка).

16 марта

Команда СММ зафиксировала 2 бронированные разведывательно-дозорные машины (БРДМ-2) в н. п. Валуйское (20 км к северо-востоку от Луганска).

Неподконтрольные правительству районы

15 марта

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 1 бронетранспортёр (МТ-ЛБ) вблизи н. п. Молодежное (63 км к северо-западу от Луганска);
  • 2 боевые машины пехоты (БМП-1) недалеко от н. п. Пионерское (19 км к востоку от Луганска); и
  • 4 ББМ (типа БМП) и 2 МТ-ЛБ около Лобачево.

Наличие мин и новых предупредительных знаков о минной опасности

15 марта на северо-западной окраине Луганска члены патруля Миссии впервые увидели 3 предупредительных знака о минной опасности красного цвета с надписью «Мины» кириллицей желтыми буквами, установленных в 3 м от объекта вооруженных формирований. 17 марта на южной обочине автодороги Т-0512 недалеко от н. п. Гранитное (подконтрольный правительству, 60 км к югу от Донецка) наблюдатели впервые увидели прямоугольный предупредительный знак о минной опасности с надписью «Осторожно! Мины» белыми буквами на желтом фоне на русском и украинском языках. Позади знака наблюдатели увидели не менее 7 свежих воронок, которые, по их оценке, образовались в результате разрывов минометных мин калибра 82 мм.

17 марта команда СММ снова зафиксировала 6 противотанковых мин (TM-62), закрепленных на деревянной доске на южной обочине автодороги T-0504, примерно в 60 м к востоку от передовой позиции Вооруженных сил Украины, расположенной на восточной окраине н. п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска).

В тот же день наблюдатели обратили внимание на то, что ранее зафиксированного неразорвавшегося боеприпаса, находившегося посередине асфальтированной дороги недалеко от н. п. Орловское (подконтрольный правительству, 23 км к северо-востоку от Мариуполя), больше там не было (для ознакомления с результатами предыдущих наблюдений см. Ежедневный отчет СММ от 16 марта 2019 года).

Усилия Миссии по содействию обеспечению функционирования объектов гражданской инфраструктуры

16 и 17 марта СММ продолжала содействовать обеспечению функционирования ДФС и осуществлять мониторинг ситуации с безопасностью вокруг насосной станции вблизи н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 20 км к северу от Донецка).

Обстановка на контрольных пунктах въезда-выезда

На контрольном пункте въезда-выезда (КПВВ) вблизи н. п. Новотроицкое (подконтрольный правительству, 36 км к юго-западу от Донецка) члены патруля Миссии не увидели там ни пешеходов, ни транспортных средств. Сотрудник Государственной пограничной службы Украины сообщил СММ, что блокпост был закрыт весь день, поскольку проводились работы по демонтажу и замене некоторых модулей. Он добавил, что КПВВ возобновит работу 18 марта.

Приграничные районы, которые не контролируются правительством

16 марта, осуществляя наблюдения в пункте пропуска на границе недалеко от н. п. Изварино (52 км к юго-востоку от Луганска), команда СММ видела, что в очереди на выезд из Украины стояли 28 автомобилей (13 с украинскими номерными знаками, 6 — с российскими, 1 — с латвийскими, 1 — с грузинскими и 7 с табличками «ЛНР»), 15 тентованных грузовиков (10 с украинскими номерными знаками, 4 с табличками «ЛНР» и 1 с табличками «ДНР»), а также 6 пешеходов (4 мужчин и 2 женщины, в возрасте 25–55 лет). Через 7 минут член вооруженных формирований сказал патрулю СММ покинуть этот район*.

В тот же день, осуществляя мониторинг в пешеходном пункте пропуска на границе вблизи н. п. Верхнегарасимовка (57 км к юго-востоку от Луганска) в течение примерно 35 минут, наблюдатели видели, что в Украину вошли 14 пешеходов (9 мужчин и 5 женщин в возрасте 25–55 лет), а из Украины вышел один мужчина (30–45 лет).

17 марта в течение приблизительно 20 минут мониторинга в пешеходном пункте пропуска на границе возле н. п. Ульяновское (61 км к юго-востоку от Донецка) команда СММ видела, что из Украины вышли 4 пешехода (3 мужчин и 1 женщина в возрасте 30–60 лет).

В тот же день, находясь в пункте пропуска на границе около н. п. Успенка (73 км к юго-востоку от Донецка) в течение примерно 1 часа, наблюдатели видели, что в Украину въехали 2 автомобиля (с украинскими номерными знаками), 2 тентованных грузовика (1 с украинскими номерными знаками и 1 — с российскими) и 1 заполненный наполовину автобус (с российскими номерными знаками). В течение того же времени команда СММ отметила, что из Украины выехали 49 автомобилей (2 с украинскими номерными знаками, 21 — с российскими, 1 — с грузинскими и 25 с табличками «ДНР»), 40 тентованных грузовиков (31 с украинскими номерными знаками, 1 — с российскими и 7 с табличками «ДНР»), а также 1 полностью заполненный автобус (с украинскими номерными знаками).

Массовое собрание в Киеве

16 марта в Киеве команда Миссии наблюдала за массовым собранием, которое было организовано «Национальным корпусом» на площади Независимости. Наблюдатели видели около 3000–3500 человек (70 % мужчин и 30 % женщин в возрасте 14–17 лет), некоторые из которых выражали протест правительству и заявляли о коррупции среди чиновников. По наблюдениям СММ, на площади Независимости присутствовали около 100 правоохранителей. Участники протеста прошли от площади до здания Администрации Президента на ул. Банковой, 11, где наблюдатели отметили присутствие 200 бойцов Национальной гвардии. Команда СММ увидела еще 60 бойцов Национальной гвардии и около 200 полицейских перед зданием Национального банка на улице Институтской, 11, на участке между банком и зданием Администрации Президента. По наблюдениям Миссии, протестующие бросали мягкие игрушки в бойцов Национальной гвардии, стоявших рядом со зданием Администрации Президента. Больше никаких инцидентов зафиксировано не было.

СММ продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано-Франковске, Харькове, Днепре и Черновцах.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. ниже). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года недалеко от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение была по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • 16 марта на блокпосте, расположенном приблизительно в 1 км к северу от н. п. Заиченко (неподконтрольный правительству, 26 км к северо-востоку от Мариуполя), вооруженный член вооруженных формирований не разрешил патрулю СММ проследовать в южном направлении в сторону н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя), сославшись на то, что в этом районе «ведется обстрел».
  • 16 марта, в то время когда наблюдатели находились в пункте пропуска на границе недалеко от н. п. Изварино (неподконтрольный правительству, 52 км к юго-востоку от Луганска), член вооруженных формирований сказал патрулю СММ покинуть этот район, сославшись на инструкции об ограничении доступа Миссии.

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.

Задержка:

  • 16 и 17 марта на блокпосте в 600 м к западу от н. п. Верхнешироковское (быв. Октябрь; неподконтрольный правительству, 29 км к северо-востоку от Мариуполя) члены вооруженных формирований отказали патрулям Миссии в проезде, потребовав, чтобы сначала наблюдатели показали им план маршрута. В обоих случаях команда СММ отказалась выполнить требование, и наблюдателям разрешили проехать через блокпост только приблизительно через 45 минут и 20 минут соответственно.
  • 17 марта на блокпосте в н. п. Геевка (подконтрольный правительству, 27 км к северо-западу от Луганска) военнослужащий Вооруженных сил Украины отказался пропустить патруль СММ, потребовав от них «пароль». Приблизительно через 20 минут наблюдателям разрешили проехать через блокпост.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камера СММ в Красногоровке не функционировала. В период с вечера 15 до вечера 16 марта из-за тумана возможности ведения наблюдения с помощью большинства камер СММ были ограничены.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, наблюдатели не могут получить доступ к камере СММ в Петровском. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений, если не оговорено иное.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 17 March 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, between the evenings of 15 and 16 March, the SMM recorded fewer ceasefire violations in Donetsk region and more in Luhansk region.
  • Compared with the previous 24 hours, between the evenings of 16 and 17 March, the Mission recorded more ceasefire violations in Donetsk region and fewer in Luhansk region.
  • The SMM observed fresh damage caused by gunfire to  residential buildings in Yasynuvata and Sakhanka.
  • The Mission recorded ceasefire violations inside the Zolote and Petrivske disengagement areas. It saw military personnel inside the Petrivske disengagement area.
  • The SMM observed weapons in violation of the withdrawal lines on both sides of the contact line.
  • Restrictions of the SMM’s access continued in all three disengagement areas and elsewhere, including in non-government-controlled Zaichenko and near Izvaryne, close to the border with the Russian Federation.*
  • In Kyiv, the Mission monitored a public gathering organized by National Corps.

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, between the evenings of 15 and 16 March, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including about 100 explosions, compared with the previous reporting period (about 160 explosions). The majority of the ceasefire violations were recorded at southerly directions of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk) at southerly directions of the Donetsk Filtration Station (15km north of Donetsk) (including four explosions assessed as impacts 200-500m from the SMM camera) and at south-easterly directions of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol).

Between the evenings of 16 and 17 March, the Mission recorded more ceasefire violations, however, fewer explosions (about 50), compared with the previous 24 hours. The majority of ceasefire violations were recorded at southerly directions of Svitlodarsk, at south-easterly directions of Chermalyk and in areas east-north-east of Maiorsk (government-controlled, 45km north-east of Donetsk).

In Luhansk region, between the evenings of 15 and 16 March, the SMM recorded more ceasefire violations, including about 40 explosions, compared with the previous reporting period (about 15 explosions). The majority of the ceasefire violations were recorded west-south-west of Berezivske (non-government-controlled, 53km north-west of Luhansk) and inside and near the disengagement area near Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk) (see below).

Between the evenings of 16 and 17 March, the Mission recorded fewer ceasefire violations, including about 35 explosions, compared with the previous 24 hours. The majority of ceasefire violations were recorded in areas north-west of Holubivske (non-government-controlled, 51km west of Luhansk) and in areas near the Zolote disengagement area.

Damage to residential buildings in Yasynuvata and Sakhanka

At 22 Hoholia Street in Yasynuvata (non-government-controlled, 16km north-east of Donetsk) on 16 March, the SMM saw a fresh impact on a west-north-west facing wall of a ground floor apartment in a residential building, as well as shrapnel damage, all assessed as caused by a 7.62mm bullet. Two residents in the building (man, 30-40 years old and woman, 60-70 years old) separately told the SMM that they had heard shooting at about 22:00 on 14 March.    

On 17 March, at 2b Konstytutsii Street in Sakhanka (non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol), the SMM saw a 2-3cm hole in the west-facing door and a 5cm hole in the west-facing door frame of the house, assessed as fresh and caused by shrapnel. The SMM was not able to determine the type of weapon or calibre. A resident of the house, a woman (50-60 years old), told the SMM that she had heard small-arms fire during the night of 16-17 March and a loud explosion at about 09:00 on 17 March.

Disengagement areas[2]

On the evening of 15 March, the SMM camera in Zolote recorded ten projectiles in flight from north to south at an assessed range of 2-3km south-east, assessed as inside the disengagement area. On the morning of 16 March, positioned on the southern edge of Zolote-5/Mykhailivka (non-government-controlled, 58km north-west of Luhansk) the SMM heard 30 shots and bursts of heavy-machine-gun and small-arms fire at an assessed range of 1-3km west-north-west (assessed as inside the disengagement area) and an undetermined explosion at an assessed range of 2-3km east-north-east (assessed as outside the disengagement area). The same morning, positioned on the northern edge of Zolote, the SMM heard 23 undetermined explosions and 18 shots and bursts of heavy-machine-gun and small-arms fire, at an assessed range of 2-5km south-south-east and south (all assessed as inside the disengagement area) and an undetermined explosion and two shots of small-arms fire at an assessed range of 0.8km-1km south (all assessed as outside the disengagement area).  

During the day on 17 March, positioned at two different locations in Zolote-5/Mykhailivka, the SMM heard six undetermined explosions and about 40 shots and bursts of heavy-machine-gun fire (unable to assess whether inside or outside the disengagement area) as well as about 15 bursts of heavy-machine-gun fire and an undetermined explosion (all assessed as outside the disengagement area).

During the day on 16 March, positioned about 2km north of Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk), the SMM heard four shots (two of small-arms fire and two assessed as rounds of 30mm cannon) at an assessed range of 2.5-5km south-south-west and south-west (assessed as inside the Petrivske disengagement area), and 16 shots (eight of small-arms fire and eight assessed as rounds of 30mm cannon) at an assessed range of 1-4km south, south-south-west and west (assessed as outside the disengagement area).[3] On the same day, the SMM also observed at least six Ukrainian Armed Forces soldiers in positions inside the Petrivske disengagement area, in an area about 600m south of the northern edge of the disengagement area and about 2.5km east of its western edge.

On the evening of 15 March, while on the eastern edge of Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk), the SMM heard one shot of small-arms fire at an assessed range of 3-4km south-west (assessed as outside the disengagement area).

On 16 and 17 March, positioned inside the disengagement area near Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk) and on 17 March near the Petrivske disengagement area, the SMM observed calm situations.

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

Weapons in violation

Government-controlled areas

16 March

The SMM saw

  • six multiple launch rocket systems (MLRS) (BM-21 Grad, 122mm) at a compound in Rivnopil (65km south-west of Donetsk).

Non-government-controlled areas

15 March

An SMM mini-unmanned aerial vehicle (UAV) again spotted three tanks (T-64) near Lobacheve (13km east of Luhansk).

16 March

The SMM again saw eight MLRS (BM-21) near Sadovyi (57km south-west of Luhansk).

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites

Government-controlled areas

16 March

The SMM saw:

  • 14 self-propelled howitzers (2S1 Gvozdika, 122mm) near the railway station in Khlibodarivka (65km south-west of Donetsk) and
  • 14 MLRS (BM-21) loaded on flatbed wagons and 14 towed howitzers (D-20, 152mm) at the railway station in Zachativka (74km south-west of Donetsk).

Indications of military and military-type presence inside the security zone[4]

Government-controlled areas

15 March

An SMM mini-UAV spotted:

  • three probable armoured combat vehicles (type undetermined) near Novoselivka Druha (23km north of Donetsk).

16 March

The SMM saw two armoured reconnaissance vehicles (BRDM-2) in Valuiske (20km north-east of Luhansk).

Non-government-controlled areas

15 March

An SMM mini-UAV spotted:

  • an armoured personnel carrier (APC) (MT-LB) near Molodizhne (63km north-west of Luhansk)
  • two infantry fighting vehicles (IFVs) (BMP-1) near Pionerske (19km east of Luhansk); and
  • four IFVs (BMP variant) and two APCs (MT-LB) near Lobacheve.

Presence of mines and new mine hazard signs

On 15 March, the SMM saw for the first time three mine hazard signs, red with “Mine” written in Cyrillic in yellow letters, 3m outside of a compound of the armed formations in the north-western outskirts of Luhansk city. On 17 March, the SMM saw for the first time a rectangular yellow mine hazard sign with “Danger Mines” in white letters in Russian and Ukrainian on the south side of road T-0512 near Hranitne (government-controlled, 60km south of Donetsk). Behind the sign, the SMM saw at least seven fresh craters assessed as caused by rounds of 82mm mortars.

On 17 March, the SMM again observed six anti-tank mines (TM-62) fixed on a wooden plank on the southern side of road T-0504, about 60m east of the forward position of the Ukrainian Armed Forces in the eastern outskirts of Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk).

On the same day, the SMM noted that a previously observed piece of unexploded ordnance (UXO) in the middle of an asphalted road near Orlivske (government-controlled, 23km north-east of Mariupol) was no longer present. (For previous observations see SMM Daily Report 16 March 2019).

SMM facilitation of operation of civilian infrastructure

On 16 and 17 March, the Mission continued to facilitate the operation of the DFS and monitor the security situation around the pumping station near Vasylivka (non-government-controlled, 20km north of Donetsk).

Situation at entry-exit checkpoints

At the entry-exit checkpoint near Novotroitske (government-controlled, 36km south-west of Donetsk), the SMM saw no pedestrians or vehicles present. A member of the State Border Guard Service of Ukraine told the SMM that the checkpoint was closed all day as some office containers were removed or replaced, adding that it would re-open on 18 March.

Border areas outside government control

On 16 March, while at a border crossing point near Izvaryne (52km south-east of Luhansk), the SMM saw 28 cars (13 with Ukrainian, six with Russian Federation, one with Latvian and one with Georgian licence plates, and seven with “LPR” plates) and 15 covered cargo trucks (ten with Ukrainian licence plates, four with “LPR” and one with “DPR” plates) and six pedestrians (four men and two women, 25-55 years old) queuing to exit Ukraine. After seven minutes a member of the armed formations told the SMM to leave the area.*

On the same day, while at a pedestrian border crossing point near Verkhnoharasymivka (57km south-east of Luhansk) for about 35 minutes, the SMM saw 14 pedestrians (nine men and five women, 25-55 years old) entering Ukraine and a man (30-45 years old) exiting Ukraine.

On 17 March, while at a pedestrian border crossing point near Ulianivske (61km south-east of Donetsk) for about 20 minutes, the SMM saw four pedestrians (three men and a woman, 30-60 years old) exiting Ukraine.

On the same day, while at a border crossing point near Uspenka (73km south-east of Donetsk) for about an hour, the SMM saw two cars with Ukrainian licence plates, two covered cargo trucks (one with Ukrainian and one with Russian Federation licence plates) and one half-full bus with Russian Federation licence plates entering Ukraine. During the same time, the SMM saw 49 cars (two with Ukrainian, 21 with Russian Federation and one with Georgian licence plates and 25 with “DPR” plates), 40 covered cargo trucks (31 with Ukrainian, one with Russian Federation and one with Belarusian licence plates and seven with “DPR” plates) and one full bus with Ukrainian licence plates exiting Ukraine.

Gathering in Kyiv

In Kyiv, on 16 March, the SMM monitored a public gathering by National Corps at Independence Square. The Mission saw about 3,000-3,500 people (70 per cent men and 30 per cent women, 14-70 years old), some of whom were expressing opposition to the government and alleged corruption amongst officials. The SMM saw about 100 law enforcement officers present on Independence Square. The protestors marched from the square to the building of the Presidential Administration at 11 Bankova Street where the SMM observed 200 National Guard officers present. The SMM saw an additional 60 National Guard officers and about 200 police officers in front of the National Bank at 11 Instytutska Street, in the area between the bank and the building of the Presidential Administration. The SMM saw protestors throwing soft toys at the National Guard officers outside the Presidential Administration building. No further incidents were observed.

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro and Chernivtsi.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, UXO and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the Joint Centre for Control and Co-ordination should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see below). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • On 16 March, an armed member of the armed formations at a checkpoint about 1km north of Zaichenko (non-government-controlled, 26km north-east of Mariupol) denied the SMM passage south to Sakhanka (non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol) citing “ongoing shelling” in the area.
  • On 16 March, while at a border crossing point near Izvaryne (non-government-controlled, 52km south-east of Luhansk), a member of the armed formations told the SMM to leave the area, citing instructions to restrict the Mission’s access.

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.

Delay:

  • On 16 and 17 March, at a checkpoint 600m west of Verkhnoshyrokivske (formerly Oktiabr, non-government-controlled, 29km north-east of Mariupol), members of the armed formations refused the SMM passage, demanding the SMM share their planned route before proceeding. On both occasions the SMM refused and were allowed to pass through the checkpoint after about 45 minutes and 20 minutes respectively.
  • On 17 March, at a checkpoint in Heivka (government-controlled, 27km north-west of Luhansk), a Ukrainian Armed Forces soldier refused to allow the SMM to pass, requesting a “password”. After about 20 minutes, the SMM was allowed to proceed through the checkpoint.

[1] For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. During the reporting period, the SMM camera in Krasnohorivka was not operational. Between the evenings of 15 and 16 March, foggy weather conditions limited the observation capabilities of most SMM cameras.

[2]Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] Due to the presence of mines, including on a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM cannot access its camera in Petrivske, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons, unless otherwise specified.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/414560