Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 1 марта 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и увеличение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • СММ уточняла сообщения о мужчине, получившем ранение в Донецком.
  • Миссия отметила, что военные позиции на участке разведения сил и средств в районе Петровского были переоборудованы.
  • СММ зафиксировала вооружение, размещенное в нарушение линий отвода по обе стороны от линии соприкосновения.
  • Миссия осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на гражданских объектах жизнеобеспечения в Донецкой и Луганской областях.
  • Доступ СММ оставался ограниченным на всех трех участках разведения сил и средств и в других районах, в том числе вновь на блокпосте возле Попасной*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, при этом зафиксировав около 180 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (примерно 470 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня, включая большую часть взрывов, зафиксировано в районах к юго-востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо-востоку от Мариуполя) и к юго-западу от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо-востоку от Донецка).

В Луганской области СММ зафиксировала примерно 280 нарушений режима прекращения огня, в том числе ориентировочно 260 взрывов (в течение предыдущего отчетного периода Миссия не зафиксировала ни одного нарушения режима прекращения огня в этой области). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к западу от н. п. Кадиевка (быв. Стаханов; неподконтрольный правительству, 50 км к западу от Луганска), включая примерно 150 взрывов от артиллерийского огня, 40 из которых оценены как исходящий огонь.

Мужчина, который, как сообщалось, получил ранение вследствие обстрела в Донецком

Медицинские работники в больнице в н. п. Голубовка (быв. Кировск; неподконтрольный правительству, 51 км к западу от Луганска) сообщили СММ, что 18 февраля к ним в больницу поступил мужчина (в возрасте от 41 до 49 лет) с осколочными ранениями правой ступни и лодыжки. Мужчина рассказал наблюдателям, что получил ранения во время обстрела, когда находился у себя дома в н. п. Донецкий (неподконтрольный правительству, 49 км к западу от Луганска).

Свежее место огневого поражения (воронка)

В н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя) наблюдатели зафиксировали свежую воронку в поле в 130 м к юго-востоку от функционирующей школы и в 85 м к востоку от ближайшего жилого здания. По их оценке, воронка образовалась вследствие разрыва 82-мм минометной мины, выпущенной из юго-западного направления.

Участки разведения сил и средств[2]

27 февраля на участке разведения в районе н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), примерно в 550 м к югу от его северного края и ориентировочно в 1,3 км к западу от его восточного края беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ среднего радиуса действия обнаружил новые деревянные опоры и брезентовое покрытие на крышах двух блиндажей, по оценке, принадлежавших Вооруженным силам Украины. По доступным СММ данным воздушного наблюдения по состоянию на 24 февраля обнаружено наличие военного грузовика на участке разведения, примерно в 700 м к востоку от западного края участка и ориентировочно в 600 м к югу от его северного края[3].

Вечером 28 февраля камера СММ, установленная в н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска), зафиксировала 1 снаряд, пролетевший ориентировочно в 1–1,5 км к юго-востоку (по оценке, за пределами участка разведения).

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Подконтрольные правительству районы

1 марта

Мини-БПЛА СММ обнаружил:

  • 3 зенитных ракетных комплекса (9К35 «Стрела-10») вблизи н. п. Пионерское (14 км к востоку от Мариуполя).

Неподконтрольные правительству районы

24 февраля

По доступным СММ данным воздушного наблюдения обнаружено наличие 4 танков (неустановленного типа) и, предположительно, 1 самоходной гаубицы (неустановленного типа) на полигоне около н. п. Новоселовка (37 км к северо-востоку от Донецка).

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[4]

Подконтрольные правительству районы

1 марта

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 1 боевую бронированную машину (БТР-3Е) в Пионерском.

Миссия зафиксировала:

  • 2 БМП-2 в районе н. п. Яснобродовка (26 км к северо-западу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

27 февраля

БПЛА СММ среднего радиуса действия обнаружил:

  • 2 БМП-1 и, предположительно, 1 боевую бронированную машину возле н. п. Стылая (34 км к югу от Донецка).

28 февраля

мини-БПЛА СММ обнаружил:

  • 4 БМП-1 рядом с н. п. Докучаевск (30 км к юго-западу от Донецка); и
  • 1 бронетранспортер (МТ-ЛБ) неподалеку от н. п. Сентяновка (быв. Фрунзе; 44 км к западу от Луганска).

1 марта

Миссия зафиксировала:

  • 1 МТ-ЛБ с установленной на нем зенитной установкой (ЗУ-23, 23 мм) возле н. п. Миус (65 км к юго-западу от Луганска)

Наличие неразорвавшихся боеприпасов

Примерно в 600 м к западу от н. п. Верхнешироковское (быв. Октябрь; неподконтрольный правительству, 29 км к северо-востоку от Мариуполя) команда СММ впервые зафиксировала 2 неразорвавшихся боеприпаса, оцененных как 152-мм артиллерийские снаряды, лежавшие с направленным вверх головным взрывателем на северной стороне дороги примерно в 4 м от ее края.

На Киевском проспекте ориентировочно в 2,6 км к северо-востоку от Донецкого центрального железнодорожного вокзала (неподконтрольный правительству, 6 км к северо-западу от центра Донецка) члены патруля Миссии впервые зафиксировали два фрагмента неразорвавшегося боеприпаса (разломанную на две части серую круглую трубу). По их оценке, это была ракета реактивной системы залпового огня («Град», неустановленного типа), застрявшая в асфальтовом покрытии. Неразорвавшийся боеприпас находился примерно в 110 м от ближайшего жилого дома.

Усилия Миссии по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры

Миссия осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на водопроводах Петровской насосной станции вблизи н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска). СММ продолжала содействовать обеспечению работы Донецкой фильтровальной станции (15 км к северу от Донецка) и осуществлять мониторинг общей ситуации с безопасностью в районе насосной станции в н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 20 км к северу от Донецка).

Миссия осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на линиях электропередачи в н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя) после падения опор линий электропередачи, разорвавших электрические провода. СММ отметила, что электроснабжение в Саханке было восстановлено в тот же день.

Миссия продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано?Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации (СЦКК) должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. Ежедневный отчет СММ от 25 февраля 2019 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение была по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • На блокпосте на восточной окраине н.п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска) военнослужащий Вооруженных сил Украины снова не разрешил патрулю СММ проехать в юго-западном направлении по автодороге T-0504, сославшись на приказы своего командира.

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.
  • На блокпосте Вооруженных сил Украины к северу от моста в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Луганска) офицер Вооруженных сил Украины при СЦКК сообщил наблюдателям, что работы по разминированию в данном районе не проводились.

Другие препятствия:

  • В н. п. Горловка (неподконтрольный правительству, 39 км к северо-востоку от Донецка) главный врач больницы отказался предоставить наблюдателям информацию без предварительного согласия руководства вооруженных формирований.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камеры СММ в Красногоровке и на шахте «Октябрьская» не функционировали.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, доступ наблюдателей к камере СММ в Петровском остается ограниченным. Соответственно, наблюдатели лишены доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 1 March 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, the SMM recorded fewer ceasefire violations in Donetsk region and more in Luhansk region.
  • The Mission followed up on reports of an injured man in Donetskyi.
  • The Mission spotted refurbishment of military positions inside the Petrivske disengagement area.
  • The SMM saw weapons in violation of the withdrawal lines on both sides of the contact line.
  • The Mission monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to essential civilian infrastructure in both Donetsk and Luhansk regions. 
  • Restrictions of the Mission’s access continued in all three disengagement areas and elsewhere, including again ata checkpoint near Popasna.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded fewerceasefire violations, including about 180 explosions, compared with the previous reporting period (about 470 explosions). The majority of ceasefireviolations, including the majority of the explosions, were recorded in areas south-east of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol) and at south-westerly directions of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk).

In Luhansk region, the Mission recorded about 280 ceasefire violations, including about 260 explosions. During the previous reporting period, the SMM did not record any ceasefire violations in the region. The majority of ceasefireviolations were recorded at westerly directions of Kadiivka (formerly Stakhanov, non-government-controlled, 50km west of Luhansk) including about 150 explosions of artillery rounds, 40 of which assessed as outgoing.

Man injured reportedly as a result of shelling in Donetskyi

At a hospital in Holubivka (formerly Kirovsk, non-government-controlled, 51km west of Luhansk), medical staff told the Mission that a man (in his forties) had been admitted to the hospital on 18 February with shrapnel wounds to his right foot and ankle. The man told the SMM he had been injured during shelling while he had been at his house in Donetskyi (non-government-controlled, 49km west of Luhansk).

Fresh impact crater

In Sakhanka (non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol), the SMM saw a fresh crater in a field 130m south-east of a functioning school and 85m east of the closest civilian house. It assessed the crater as caused by an 82mm mortar round fired from a south-westerly direction. 

Disengagement areas[2]

On 27 February, inside the disengagement area near Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk), an SMM mid-range unmanned aerial vehicle (UAV) spotted new wooden poles and tarpaulin sheeting on the roofs of two bunkers assessed as belonging to the Ukrainian Armed Forces, about 550m south of the area’s northern edge and about 1.3km west of its eastern edge. On 24 February, aerial imagery available to the SMM revealed the presence of a military truck inside the area, about 700m east of its western edge and about 600m south of its northern edge.[3]

On the evening of 28 February, the SMM camera in Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk) recorded a projectile in flight at an assessed range of 1-1.5km south-east (assessed as outside the disengagement area). 

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

In violation of withdrawal lines 

Government-controlled areas

1 March

An SMM mini-UAV spotted:

  • three surface-to-air missile systems (9K35, Strela-10) near Pionerske (14km east of Mariupol).

Non-government-controlled areas

24 February

Aerial imagery available to the SMM revealed the presence of four tanks (types undetermined) and a probable self-propelled howitzer (type undetermined) in a training area near Novoselivka (37km north-east of Donetsk).

Indications of military and military-type presence in the security zone[4]

Government-controlled areas

1 March

An SMM mini-UAV spotted:

  • an infantry fighting vehicle (IFV) (BTR-3E) in Pionerske.

The SMM saw:

  • two IFVs (BMP-2) near Yasnobrodivka (26km north-west of Donetsk).

Non-government-controlled areas

27 February 

An SMM mid-range UAV spotted: 

  • two IFVs (BMP-1) and a probable armoured combat vehicle near Styla (34km south of Donetsk).

28 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • four IFVs (BMP-1) near Dokuchaievsk (30km south-west of Donetsk) and
  • an armoured personnel carrier (APC) (MT-LB) near Sentianivka (formerly Frunze, 44km west of Luhansk).

1 March

The SMM saw:

  • an APC (MT-LB) with a mounted anti-aircraft gun (ZU-23, 23mm) nearMius (65km south-west of Luhansk)

Presence of unexploded ordnance

About 600m west of Verkhnoshyrokivske(formerly Oktiabr, non-government-controlled, 29km north-east of Mariupol), the SMM saw for the first time two pieces of unexploded ordnance (UXO), assessed as 152mm artillery rounds,with the nose fuses pointing upwards,lying on the northern side of the road, about 4m of its edge.

About 2.6km north-east of the Donetsk central railway station (non-government-controlled, 6km north-west of Donetsk city centre), on Kyivskyi Avenue, the SMM observed for the first time two parts of an UXO (a grey round tube which was broken in two pieces), assessed as a multiple launch rocket system (Grad) (type undetermined) rocket embedded in the asphalt. The UXO was located around 110m from the closest civilian house.

SMM facilitation of repair works to civilian infrastructure

The SMM monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to water pipelines at the Petrivske water pumping station near Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk). The Mission continued to facilitate the operation of the Donetsk Filtration Station (15km north of Donetsk) and to monitor the security situation around the pumping station near Vasylivka (non-government-controlled, 20km north of Donetsk).

The Mission monitored adherence to the ceasefire to enable repair works topower transmission lines in Sakhanka(non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol), after the electricity poles had fallen down further breaking the electricity cables. The SMM observed that power supply in Sakhanka had been restored the same day. 

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro, Chernivtsi and Kyiv.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, UXO and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that theJoint Centre for Control and Co-ordination (JCCC) should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see SMM Daily Report of 25 February 2019).The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denials of access: 

  • At a checkpoint in the eastern outskirts of Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk), a Ukrainian Armed Forces soldier again did not allow the SMM to proceed south-west on road T-0504, citing orders from his commander.

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO. 
  • At a Ukrainian Armed Forces checkpoint north of the bridge in Shchastia (government-controlled, 20km north of Luhansk), a Ukrainian Armed Forces officer of the JCCC told the SMM that there had been no demining in the area.

Other impediments:

  • In Horlivka(non-government-controlled, 39km north-east of Donetsk), the head doctor of the hospital refused to provide information to the SMM without prior authorization from senior members of the armed formations.
 

[1]For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. During the reporting period, the SMM cameras in Krasnohorivkaandat Oktiabr mine were not operational.

[2]Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3]Due to the presence of mines, including on a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM’s access to its camera in Petrivske remains limited, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4]The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/412997