Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 18 января 2019 года, 19:30

Этот отчет предоставляется для СМИ и широкой общественности. Официальной версией отчета является текст на английском языке Краткое изложение В Донецкой и Луганской областях СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня по сравнению с предыдущим отчетным периодом. Миссия зафиксировала нарушения режима прекращения огня на участке разведения сил и средств в районе Золотого. СММ зафиксировала вооружение, размещенное в нарушение линий отвода по обе стороны от линии соприкосновения. Наблюдатели видели тело умершего мужчины возле контрольного пункта въезда-выезда в Станице Луганской. Доступ Миссии как на всех трех участках, так и в других районах, оставался ограниченным*. Команда СММ уточняла сообщения о противостоянии в церкви в Житомирской области. Нарушения режима прекращения огня [1] В Донецкой области Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав при этом меньше взрывов (примерно 100) по сравнению с предыдущим отчетным периодом (приблизительно 145 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня, в том числе большинство взрывов, зафиксировано в районе треугольника Авдеевка–Ясиноватая–Донецкий аэропорт, а также в районах к юго-западу и северо-западу от н. п. Горловка (неподконтрольный правительству, 39 км к северо-востоку от Донецка). В Луганской области СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, 3 взрыва по сравнению с предыдущим отчетным периодом (0 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к западу от н. п. Трехизбенка (подконтрольный правительству, 32 км к северо-западу от Луганска). Участки разведения сил и средств [2] Вечером 17 января камера СММ в н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) зафиксировала 2 снаряда, пролетевших на расстоянии ориентировочно 3–4 км к юго-востоку (по оценке, в пределах участка разведения) и еще 2 снаряда приблизительно в 4–5 км к востоко-юго-востоку (по оценке, за пределами участка разведения). Днем 18 января, осуществляя мониторинг возле участков разведения в районах Золотого и н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), Миссия отметила там спокойную обстановку. Отвод вооружения СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему. Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода Подконтрольные правительству районы 17 января: Беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ дальнего радиуса действия зафиксировал: 6 реактивных систем залпового огня (РСЗО; БМ-21 «Град», 122 мм) на железнодорожной станции в н. п. Константиновка (60 км к северу от Донецка); и 3 самоходные гаубицы (2С1 «Гвоздика», 122 мм) в жилом районе н. п. Возрождение (66 км на северо-востоку от Донецка). 18 января: Наблюдатели видели: 2 самоходные гаубицы (2С1), которые следовали на юго-восток по автодороге М03 возле н. п. Бахмут (быв. Артемовск, 67 км к северу от Донецка). Неподконтрольные правительству районы 17 января: БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил: 3 танка (Т-72) на расстоянии примерно 1 км к западу от н. п. Калиново-Борщеватое (61 км к западу от Луганска). БПЛА СММ среднего радиуса действия зафиксировал: 2 противотанковые пушки (МТ-12 «Рапира», 100 мм) на объекте в н. п. Дебальцево (58 км к северо-востоку от Донецка). Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения Подконтрольные правительству районы 17 января: БПЛА СММ среднего радиуса действия зафиксировал: 7 танков (Т-64) и 1 зенитный ракетный комплекс (9К35 «Стрела-10») на железнодорожной станции в Бахмуте; и 10 танков (Т-64) на военном объекте на восточной окраине Бахмута. Места хранения вооружения* Места размещения отведенного тяжелого вооружения за соответствующими линиями отвода в подконтрольных правительству районах Донецкой области [3] 18 января: Наблюдатели зафиксировали: 6 буксируемых гаубиц (2А65 «Мста-Б», 152 мм) в наличии; а 4 РСЗО (БМ-21) и 2 буксируемые гаубицы (Д-30 «Лягушка» 122 мм) по?прежнему отсутствовали. Постоянное место хранения вооружения за соответствующими линиями отвода в неподконтрольных правительству районах Донецкой области 18 января: Миссия зафиксировала, что: 13 танков (девять Т-72 и четыре Т-64) по-прежнему отсутствуют. Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности [4] Подконтрольные правительству районы 17 января: БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал: 16 боевых бронированных машин (ББМ; восемь БМП-2 и восемь БТР-3E), 4 бронетранспортера (МТ-ЛБ) и 4 зенитные установки (ЗУ-23, 23 мм), а также 2 бронированные медицинские машины (МТ-ЛБ-С и БММ-4С) на северо-западной окраине н. п. Зайцево (62 км к северо-востоку от Донецка); 2 боевые машины пехоты (БМП-2) и 1 ББМ (типа БМП) на транспортере для тяжелой техники к юго-западу от н. п. Клиновое (68 км к северо-востоку от Донецка); 1 зенитную установку (ЗУ-23) возле н. п. Вершина (63 км к северо-востоку от Донецка); 1 БМП-2 недалеко от н. п. Мироновка (64 км к северо-востоку от Донецка); и 1 бронированную разведывательно-дозорную машину (БРДМ-2) рядом с н. п. Луганское (59 км к северо-востоку от Донецка). 18 января: Наблюдатели видели: 4 БМП (три БМП-2 и одну БМП-1) возле Зайцево. Неподконтрольные правительству районы 17 января: БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал: 1 БМП-2 и 1 БТР-80 рядом с н. п. Новогригоровка (61 км к северо-востоку от Донецка); и 2 MТ-ЛБ и 1 БМП-1 в Дебальцево. Патрулируя примерно в 2 км к юго-востоку от н. п. Каменка (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Донецка), члены патруля Миссии видели мини-БПЛА, который летел с юга на север на высоте около 20 м и на расстоянии ориентировочно 50–100 м от позиции патруля. Знаки, предупреждающие о минной опасности в Дружном Команда СММ впервые видела 2 знака, предупреждающих о минной опасности, в поле примерно в 2 км к югу от н. п. Дружное (неподконтрольный правительству, 37 км к юго-востоку от Луганска), один из которых был в форме белой таблички с надписью «Мины» на русском языке (другой знак рассмотреть не удалось). Тело умершего мужчины зафиксировано возле контрольного пункта въезда-выезда (КПВВ) в Станице Луганской Примерно в 50 м от передовой позиции Вооруженных сил Украины к северу от моста в Станице Луганской (15 км к северо-востоку от Луганска) наблюдатели видели, что на асфальте лежало тело умершего мужчины (в возрасте 70–80 лет). Члены патруля Миссии видели, что у тела стояли двое полицейских и две дочери умершего. Дочери сообщили команде СММ, что их отец направлялся в неподконтрольные правительству районы, когда, предположительно, у него случился сердечный приступ и он умер. Усилия СММ по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры Миссия способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на водопроводах в н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска) и на линии электропередачи возле КПВВ недалеко от н. п. Майорск (подконтрольный правительству, 45 км к северо-востоку от Донецка). СММ продолжала содействовать обеспечению функционирования Донецкой фильтровальной станции (15 км к северу от Донецка). Приграничный район, который не контролируется правительством 17 января примерно за 45 минут наблюдения в пункте пропуска на границе вблизи н. п. Успенка (73 км к юго-востоку от Донецка) члены патруля Миссии видели, что из Украины выехали 64 тентованных грузовика с прицепами (40 с украинскими номерными знаками, 4 — с российскими, 6 — с белорусскими, 1 — с азербайджанскими и 1 — с литовскими, а также 12 с табличками «ДНР»), а также 5 автоцистерн (в соответствии с маркировкой перевозивших газ; с табличками «ДНР»). Наблюдатели также видели, что в Украину въехал 1 грузовик (номерной знак рассмотреть не удалось) и 15 автомобилей (7 с российскими номерными знаками, 1 — с грузинскими и 7 с табличками «ДНР»), а также вошли 20 пешеходов (мужчины и женщины разного возраста). 18 января в течение примерно 1 часа наблюдения в пункте пропуска на границе возле Успенки команда СММ видела, что в Украину въехали 52 автомобиля (10 с украинскими номерными знаками, 11 — с российскими и 31 с табличками «ДНР»). Члены патруля Миссии видели, что в очереди на выезд из Украины стоял 1 автобус (с маршрутными табличками «Донецк–Москва»; с российскими номерными знаками) и 81 тентованный грузовик (46 с украинскими номерными знаками, 14 — с российскими, 2 — с белорусскими и 19 с табличками «ДНР»). Миссия уточняла сообщения о противостоянии в церкви в Житомирской области. 15 января в н. п. Малин (Житомирская область, 94 км к юго-западу от Киева) мужчина, представившийся членом партии «Свобода», сообщил СММ, что 11 января он помогал организовать голосование среди жителей расположенного рядом села Ворсовка относительно перехода прихожан от Украинской православной церкви (УПЦ) в Православную церковь Украины. Собеседник добавил, что все (примерно 60 человек) проголосовали за переход. Также он рассказал, что 13 января в Ворсовке он вместе с друзьями из Малина (среди которых были ветераны АТО и другие жители Ворсовки) не впустили представителей УПЦ в Свято-Николаевскую церковь. 15 января священник УПЦ сообщил, что после проведения голосования относительно перехода общины (см. выше), представители Ворсовского сельского совета опечатали Свято-Николаевскую церковь и запретили священникам УПЦ заходить в эту церковь. Он также сказал, что 13 января ему и еще примерно 25 прихожанам не удалось попасть во двор церкви из-за оцепления из 15–20 мужчин (в возрасте 30–50 лет) в форме с символикой бывших «добровольческих батальонов». Представитель партии «Свобода» и священник УПЦ по отдельности рассказали наблюдателям, что между двумя группами произошли словесные перепалки во дворе церкви, но присутствующие на месте событий полицейские предотвратили эскалацию ситуации. СММ продолжала осуществлять мониторинг ситуации в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано?Франковске, Харькове, Днепре и Черновцах. *Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации (СЦКК) должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см.  Ежедневный отчет СММ от 18 января 2019 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение по?прежнему ограничена. Запрет доступа: Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов: Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали Миссии в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц. Патруль Миссии не смог проехать через мост в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Луганска) из-за наличия там мин. Офицер Вооруженных сил Украины при СЦКК сообщил, что дорога к югу от моста все еще заминирована. Задержка: В месте размещения отведенного тяжелого вооружения в неподконтрольном правительству районе Донецкой области охранник позволил патрулю Миссии войти на объект после примерно 45 минут ожидания. Другие препятствия: Утром 18 января, осуществляя полет вблизи н. п. Новгородское (подконтрольный правительству, 35 км к северу от Донецка) и н. п. Иловайск (неподконтрольный правительству, 30 км к юго-востоку от Донецка), БПЛА СММ дальнего радиуса действия временно потерял сигнал GPS, по оценке, в результате глушения [5]. [1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камера СММ, установленная на КПВВ вблизи Пищевика, не функционировала. Туман ограничивал возможности ведения наблюдения большинства других камер СММ. [2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. [3] Миссия зафиксировала наличие вооружения, которое не смогла верифицировать как отведенное, так как условия его хранения не соответствуют критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года относительно эффективного мониторинга и верификации отвода тяжелого вооружения, направленном СММ подписантам Комплекса мер. По наблюдениям Миссии, одно из таких мест по?прежнему заброшено. [4] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений. [5] Глушение сигнала могло осуществляться из любого места в радиусе нескольких километров от местоположения БПЛА.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 18 January 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, the SMM recorded more ceasefire violations in both Donetsk and Luhansk regions.
  • The SMM recorded ceasefire violations inside the Zolote disengagement area.
  • The Mission saw weapons in violation of the withdrawal lines on both sides of the contact line.
  • The Mission saw the body of a deceased man near the entry-exit checkpoint at Stanytsia Luhanska.
  • Restrictions of the SMM’s access continued in all three disengagement areas and elsewhere.*
  • The SMM followed up on reports of a confrontation at a church in Zhytomyr region.

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded more ceasefire violations, including, however, fewer explosions (about 100), compared with the previous reporting period (about 145 explosions). The majority of ceasefire violations, including the majority of explosions, were recorded in the Avdiivka-Yasynuvata-Donetsk airport area as well as in areas south-west and north-west of Horlivka (non-government-controlled, 39km north-east of Donetsk).

In Luhansk region, the Mission recorded more ceasefire violations, including three explosions, compared with the previous reporting period (no explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in areas west of Trokhizbenka (government-controlled, 32km north-west of Luhansk).

Disengagement areas[2]

On the evening of 17 January, the SMM camera in Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk) recorded two projectiles in flight at an assessed range of 3-4km south-east (assessed as inside the disengagement area) and two projectiles at an assessed range of 4-5km east-south-east (assessed as outside the disengagement area).

During the day on 18 January, positioned close to the disengament areas near Zolote and Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk), the SMM observed a calm situation.

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

In violation of the withdrawal lines

Government-controlled areas

17 January

An SMM long-range unmanned aerial vehicle (UAV) spotted:

  • six multiple launch rocket systems (MLRS) (BM-21 Grad, 122mm) at a railway station in Kostiantynivka (60km north of Donetsk); and
  • three self-propelled howitzers (2S1 Gvozdika, 122mm) within a residential area of Vidrodzhennia (66km north-east of Donetsk).

18 January

The SMM saw:

  • two self-propelled howitzers (2S1) on road M03 near Bakhmut (formerly Artemivsk, 67km north of Donetsk), heading south-east.

Non-government-controlled areas

17 January

An SMM mini-UAV spotted:

  • three tanks (T-72) about 1km west of Kalynove-Borshchuvate (61km west of Luhansk).

An SMM mid-range UAV spotted:

  • two anti-tank guns (MT-12 Rapira, 100mm) at a compound in Debaltseve (58km north-east of Donetsk).

Beyond the withdrawal lines but outside of designated storage sites

Government-controlled areas

17 January

An SMM mid-range UAV spotted:

  • seven tanks (T-64) and one surface-to-air missile system (9K35 Strela-10) at a railway station in Bakhmut; and
  • ten tanks (T-64) at a military compound on the eastern outskirts of Bakhmut.

Weapons storage sites:*

At heavy weapons holding areas beyond the respective withdrawal lines in non-government-controlled areas of Donetsk region[3]

18 January

The SMM observed that:

  • six towed howitzers (2A65 Msta-B, 152mm) were present and
  • four MLRS (BM-21) and two towed howitzers (D-30 Lyagushka, 122mm) were again missing.

At a permanent storage site beyond the respective withdrawal lines in non-government-controlled areas of Donetsk region

18 January

The SMM observed that:

  • 13 tanks (nine T-72 and four T-64) were again missing. 

Indications of military and military-type presence in the security zone[4]

Government-controlled areas

17January

An SMM long-range UAV spotted:

  • 16 infantry fighting vehicles (IFV) (eight BMP-2 and eight BTR-3E), four armoured personnel carriers (APC) (MT-LB) and four anti-aircraft guns (ZU-23, 23mm), as well as two armoured ambulances (an MT-LB S and a BMM-4S) on the north-western edge of Zaitseve (62km north-east of Donetsk);
  • two IFVs (BMP-2) and an IFV (BMP variant) loaded on a heavy-equipment transport truck south-west of Klynove (68km north-east of Donetsk);
  • an anti-aircraft gun (ZU-23) near Vershyna (63km north-east of Donetsk);
  • an IFV (BMP-2) near Myronivka (64km north-east of Donetsk); and
  • an armoured reconnaissance vehicle (BRDM-2) near Luhanske (59km north-east of Donetsk).

18 January

The SMM saw:

  • four IFVs (three BMP-2 and one BMP-1) near Zaitseve.

Non-government-controlled areas

17 January

An SMM long-range UAV spotted:

  • an IFV (BMP-2) and an APC (BTR-80) near Novohryhorivka (61km north-east of Donetsk) and
  • two APCs (MT-LB) and an IFV (BMP-1) in Debaltseve.

Positioned about 2km south-east of Kamianka (government-controlled, 20km north of Donetsk), the SMM saw a mini-UAV flying south to north at an altitude at about 20m and approximately 50-100m north of its position.

Mine hazard signs in Druzhne        

The SMM saw for the first time two mine hazard signs in a field about 2km south of Druzhne (non-government-controlled, 37km south-east of Luhansk), one of which was a white board with “Mines” written on it in Russian (the second sign was not visible).

Body of a deceased man observed near the entry-exit checkpoint at Stanytsia Luhanska

About 50m north of the Ukrainian Armed Forces forward position north of the Stanytsia Luhanska bridge (15km north-east of Luhansk), the SMM saw the body of a deceased man (aged 70-80) lying on the asphalt. The SMM saw two police officers and the deceased man’s two daughters standing next to the body. The daughters told the SMM that their father had been walking towards non-government-controlled areas when he had likely suffered a heart attack and passed away.

SMM facilitation of repair works to civilian infrastructure

The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to water pipelines in Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk) and to a powerline near the entry-exit checkpoint in Maiorsk (government-controlled, 45km north-east of Donetsk). The Mission continued to facilitate the operation of the Donetsk Filtration Station (15km north of Donetsk).

Border area not under government control

On 17 January, while at a border crossing point near Uspenka (73km south-east of Donetsk) for about 45 minutes, the SMM saw 64 covered cargo trucks with trailers (40 with Ukrainian, four with Russian Federation, six with Belarusian, one with Azerbaijani and one with Lithuanian licence plates, as well as 12 with “DPR” plates), and five trucks with liquid-tanks (with markings indicating the transport of gas) with “DPR” plates exiting Ukraine. The SMM also saw a truck (licence plate unreadable), 15 cars (seven with Russian Federation and one with Georgian licence plates as well as seven with “DPR” plates) and 20 pedestrians (mixed ages and genders) entering Ukraine.

On 18 January, while at a border crossing point near Uspenka for about an hour, the SMM saw 52 cars (ten with Ukrainian and 11 with Russian Federation licence plates as well as 31 with “DPR” plates) entering Ukraine. The SMM saw a bus (with destination signs “Donetsk-Moscow”) with Russian Federation licence plates and 81 covered cargo trucks (46 with Ukrainian, 14 with Russian Federation and two with Belarusian licence plates, as well as 19 with “DPR” plates) in a queue to exit Ukraine.  

SMM followed up on reports of a confrontation at a church in Zhytomyr region

On 15 January, in Malyn (Zhytomyr region, 94km north-west of Kyiv), a man who introduced himself as a member of the Svoboda party told the SMM that, on 11 January, he had helped organize a vote among residents of the nearby village of Vorsivka to change its community’s affiliation from the Ukrainian Orthodox Church (UOC) to the Orthodox Church of Ukraine; he added that everyone (about 60 people) had voted in favour. He also said that, on 13 January, in Vorsivka, together with some of his friends from Malyn, including ATO veterans, and other residents of Vorsivka, he had prevented representatives of the UOC from entering St. Nicholas Church. On 15 January, a UOC priest told the SMM that, after the vote to change the community’s affiliation (see above), representatives of the Vorsivka village council had sealed St. Nicholas Church and had forbidden UOC priests to enter its premises. He also said that, on 13 January, a cordon of about 15-20 men (aged 30-50) wearing uniforms with symbols of former “volunteer battalions” prevented him and a group of some 25 parishioners from accessing the yard of the church. The Svoboda party representative and the UOC priest separately told the SMM that the two groups had engaged in a verbal confrontation in the church’s yard, but police officers present on the scene had prevented it from escalating.

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro and Chernivtsi.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that Joint Centre for Control and Co-ordination (JCCC) should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see SMM Daily Report 18 January 2019). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.
  • The SMM did not travel across the bridge in Shchastia (government-controlled, 20km north of Luhansk) due to the presence of mines. A Ukrainian Armed Forces officer of the JCCC said there were mines on the road south of the bridge.  

Delay:

  • At a heavy weapons holding area in a non-government-controlled area of Donetsk region, a guard allowed the SMM to access the area after about 45 minutes. 

Other impediments:

  • On the morning of 18 January, an SMM long-range UAV temporarily lost its GPS signal, assessed as due to jamming, while flying near Novhorodske (government-controlled, 35km north of Donetsk) and Ilovaisk (non-government-controlled, 30km south-east of Donetsk).[5]
 

[1] For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. During the reporting period, the SMM camera at the entry-exit checkpoint near Pyshchevyk was not operational and fog limited the observation capabilities of the majority of the SMM cameras.

* Please see the section at the end of this report entitled “Restrictions of the SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate”.

[2] Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] The SMM observed weapons that could not be verified as withdrawn, as their storage did not comply with the criteria set out in the 16 October 2015 notification from the SMM to the signatories of the Package of Measures on effective monitoring and verification of the withdrawal of heavy weapons. The SMM noted that one of such sites continued to be abandoned.

[4] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

[5] The interference could have originated from anywhere within a radius of several kilometres of the UAV’s position.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/409488