Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 6 февраля 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой и Луганской областях по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • Наблюдатели уточняли сообщения о фургоне, попавшем под обстрел из стрелкового оружия в Чермалыке.
  • СММ зафиксировала вооружение, размещенное в нарушение линий отвода в неподконтрольных правительству районах Донецкой и Луганской областей.
  • Миссия способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения разминирования в Луганской области, а также проведения ремонтных работ на жизненно важных объектах гражданской инфраструктуры в Донецкой и Луганской областях.
  • Команда СММ наблюдала за массовым собранием в Киеве, связанным с финансированием жилья для внутренне перемещенных лиц.
  • Патруль Миссии уточнял информацию касательно нападения на общественного активиста в Кропивницком Кировоградской области.
  • Доступ СММ оставался ограниченным на всех трех участках разведения, а также возле Заиченко, Ясиноватой и Верхнешироковского*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, приблизительно 85 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (около 200 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к юго-востоку от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо-востоку от Донецка), к югу от Донецкой фильтровальной станции (ДФС; 15 км к северу от Донецка) и к юго-востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо-востоку от Мариуполя).

В Луганской области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, приблизительно 40 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (около 120 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к юго-востоку от н. п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска).

Уточнение сообщений о фургоне, попавшем под обстрел из стрелкового оружия в Чермалыке

СММ уточняла сообщения о фургоне бюро ритуальных услуг, попавшем под обстрел из стрелкового оружия в Чермалыке 2 февраля. 4 февраля во дворе бюро ритуальных услуг в н. п. Заря (подконтрольный правительству, 22 км к северо-востоку от Мариуполя) наблюдатели видели зеленый фургон со свежим отверстием с внешней стороны в правом нижнем углу правой передней двери и соответственно след обгорания на дверной раме внутри фургона. Кроме того, с правой стороны ниже крыши кузова было еще одно свежее отверстие и соответственно пробоина в левой передней двери. По оценке наблюдателей, повреждения образовались в результате попадания пуль калибра 7,62 мм. В тот же день женщина (около 60 лет) в Чермалыке рассказала, что 2 февраля она находилась на кладбище с представителем бюро ритуальных услуг и тремя работниками кладбища. Она как раз пыталась сесть в фургон, когда услышала звук пуль, ударивших по нему, примерно в 12:30 (см. Ежедневный отчет СММ от 4 февраля 2019 года).

Участки разведения сил и средств[2]

5 февраля беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ малого радиуса действия снова обнаружил 18 противотанковых мин (TM-62), установленных в четыре ряда поперек дороги между н. п. Богдановка (подконтрольный правительству, 41 км к юго-западу от Донецка) и н. п. Викторовка (неподконтрольный правительству, 42 км к юго-западу от Донецка), недалеко от участка разведения в районе н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка).

Днем 6 февраля, осуществляя мониторинг вблизи участка разведения в районах Петровского, а также на участках разведения в районах н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) и н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), Миссия отметила там спокойную обстановку[3].

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Неподконтрольные правительству районы

5 февраля:

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 14 самоходных гаубиц (2С1 «Гвоздика», 122 мм), 3 буксируемые гаубицы (Д-30 «Лягушка», 122 мм) и 6 противотанковых пушек (МТ-12 «Рапира», 100 мм) на полигоне вблизи н. п. Бугаевка (37 км к юго-западу от Луганска); и
  • 1 зенитный ракетный комплекс (9К33 «Оса») рядом с домом недалеко от н. п. Калиновка (55 км к северо-востоку от Донецка).

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 1 миномет (предположительно 2Б11 «Сани», 120 мм) поблизости жилых домов на западной окраине н. п. Желтое (17 км к северо-западу от Луганска).

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения

Неподконтрольные правительству районы

5 февраля:

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 11 танков (Т-72) на полигоне около н. п. Шимшиновка (27 км к юго-западу от Луганска);
  • 17 танков (Т-64), 9 буксируемых минометов (ПM-38, 120 мм) и 7 зенитных ракетных комплексов (9K35 «Стрела-10») на полигоне недалеко от Бугаевки (см. выше);
  • 21 танк (одиннадцать Т-64 и десять Т-72), 8 самоходных гаубиц (2С1), 6 противотанковых пушек (МТ-12), 9 буксируемых минометов (2Б11) и 8 зенитных ракетных комплексов (9К35) на полигоне вблизи н. п. Мирное (28 км к юго-западу от Луганска);
  • 11 танков (десять Т-72 и один Т-64) на полигоне возле н. п. Круглик (31 км к юго-западу от Луганска); и
  • 12 буксируемых гаубиц (десять 2А65 «Мста-Б», 152 мм, и две 2А36 «Гиацинт-Б», 152 мм) недалеко от н. п. Хрустальный (54 км к юго-западу от Луганска).

Подконтрольные правительству районы

6 февраля:

СММ зафиксировала:

  • 9 самоходных гаубиц (2С7 «Пион», 203 мм) на грузовых платформах и 1 самоходную гаубицу (предположительно 2С5 «Гиацинт-С», 152 мм) на грузовике возле н. п. Покровск (55 км к северо-западу от Донецка).

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[4]

Подконтрольные правительству районы

5 февраля:

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 1 боевую машину десанта (БМД-2) поблизости н. п. Лобачево (17 км к северо-западу от Луганска).

6 февраля:

СММ зафиксировала:

  • 1 БМП-1 возле н. п. Орехово-Донецкое (44 км к северо-западу от Луганска);
  • 2 БМП-2 недалеко от н. п. Желанное Второе (29 км к северо-западу от Донецка); и
  • 3 БМП-2 в н. п. Красногоровка (21 км к западу от Донецка).

БПЛА СММ малого радиуса действия впервые обнаружил:

  • укрепленные позиции (по оценке, принадлежащие Вооруженным силам Украины) и признаки недавнего проведения земляных работ (не было видно на изображениях от 27 октября 2018 года) к востоку от н. п. Лебединское (16 км к северо-востоку от Мариуполя).

Неподконтрольные правительству районы

5 февраля:

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 3 БМП-1 рядом с разрушенными домами возле н. п. Новогригоровка (61 км к северо-востоку от Донецка).

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 3 БМП-1 вблизи Желтого.

Усилия СММ по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры и разминированию

СММ содействовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на водоводе возле н. п. Новотошковское (подконтрольный правительству, 53 км к западу от Луганска) и снегоуборочных работ возле моста в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Луганска). Наблюдатели также способствовали установлению режима прекращения огня и осуществляли мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения оценки ситуации и возможного разминирования на территории школы в н. п. Золотое–4 (Родина; подконтрольный правительству, 59 км к западу от Луганска) и недалеко от детского сада в Станице Луганской. По словам представителя Государственной службы по чрезвычайным ситуациям Украины (ГСЧСУ), в обоих этих местах взрывоопасных устройств обнаружено не было. СММ продолжала содействовать обеспечению функционирования ДФС, а также осуществлять мониторинг общей ситуации с безопасностью в районе насосной станции в н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Донецка).

Работы по разминированию

В н. п. Гранитное (подконтрольный правительству, 60 км к югу от Донецка) команда Миссии видела, как в сопровождении представителя Вооруженных сил Украины при Совместном центре контроля и координации 4 сотрудника ГСЧСУ, одетые в индивидуальные средства защиты, несли миноискатели и осуществляли разминирование внутри огражденного участка вокруг функционирующего детского сада. Позже представители ГСЧСУ сообщили СММ, что они обнаружили и извлекли 2 стрелянных боеприпаса за пределами огражденного участка, примерно в 100 м к северу от детского сада: один от пушки БМП-2 (30 мм), второй — от зенитной установки (ЗУ-23, 23 мм).

Приграничные районы, которые не контролируются правительством

Осуществляя мониторинг в пункте пропуска на границе вблизи н. п. Ульяновское (61 км к юго-востоку от Донецка) в течение примерно 20 минут, члены патруля Миссии не зафиксировали пассажиро-транспортного потока через границу.

Находясь в пункте пропуска на границе недалеко от н. п. Успенка (73 км к юго-востоку от Донецка) в течение примерно 1 часа, наблюдатели видели, что в очереди на выезд из Украины стояли 21 автомобиль (4 с украинскими номерными знаками, 12 — с российскими и 5 с табличками «ДНР»), 1 автобус (с российскими номерными знаками) и 63 грузовика (53 тентированных, 6 автоцистерн и 4 с маркировкой «Токсично» и «Огнеопасно», среди которых 23 с украинскими номерными знаками, 11 — с российскими, 1 — с грузинскими, 6 — с белорусскими, 21 с табличками «ДНР» и 1 с табличками «ЛНР»).

Массовое собрание в Киеве, посвященное вопросу финансирования жилья для внутренне перемещенных лиц

Команда СММ наблюдала за массовым собранием, организованным общественной организацией, занимающейся защитой прав внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), которые принимали участие в АТО. На пересечении улиц Институтской и Банковой команда Миссии видела ориентировочно 100 человек (90% мужчины, 10% женщины), некоторые из них несли плакаты, на которых указано, что они из Львовской и Киевской областей, другие несли флаги, среди прочего, «Свободы», «Сокола» и «Айдара». Выступающие критически высказывались по поводу недостаточного финансирования, выделенного в бюджете на 2019 год, для обеспечения ветеранов АТО среди ВПЛ надлежащими жилищными условиями. Наблюдатели видели там около 35 сотрудников полиции.

Уточнение информации касательно нападения на общественного активиста в Кропивницком Кировоградской области

4 февраля команда Миссии встретилась с общественным активистом в н. п. Кропивницкий (быв. Кировоград, 206 км к западу от Днепра), чтобы уточнить сообщения в СМИ о нападении на него, произошедшем 26 января. Наблюдатели видели, что его правый глаз был залит кровью, а под ним был порез. По словам собеседника, травмы были получены вечером 26 января, когда возле его дома на него напали двое мужчин. 5 февраля в Кропивницком представитель Главного управления Национальной полиции в Кировоградской области сообщил СММ, что нападение на общественного активиста, вероятно, произошло в связи с его деятельностью, и добавил, что ведется расследование по статье 296 Уголовного кодекса Украины (хулиганство).

СММ продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано?Франковске, Харькове и Черновцах.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что СЦКК должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. Ежедневный отчет СММ от 4 февраля 2019 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение по?прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • Два вооруженных члена вооруженных формирований снова отказали патрулю Миссии в проезде через блокпост к северу от н. п. Заиченко (неподконтрольный правительству, 26 км к северо-востоку от Мариуполя), не позволив наблюдателям проехать на запад по направлению к н. п. Пикузы (быв. Коминтерново, неподконтрольный правительству, 23 км к северо-востоку от Мариуполя).

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.

Задержка:

  • На блокпосте на северо-западной окраине н. п. Ясиноватая (неподконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Донецка) двое вооруженных членов вооруженных формирований снова отказали патрулю Миссии в проезде, ссылаясь на необходимость получения предварительного разрешения от их командиров. Примерно через 1 час ожидания на блокпосте СММ разрешили проследовать далее.
  • На блокпосте к западу от н. п. Верхнешироковское (быв. Октябрь, неподконтрольный правительству, 29 км к северо-востоку от Мариуполя) член вооруженных формирований отказал патрулю Миссии в проезде, ссылаясь на необходимость получения предварительного разрешения от его командиров. Примерно через 35 минут ожидания на блокпосте СММ разрешили проследовать далее.

Другие препятствия:

  • 5 февраля, осуществляя полет над неподконтрольными правительству районами Луганской области, БПЛА СММ дальнего радиуса действия терял сигнал GPS, по оценке, в результате глушения[5].

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камера СММ в Светлодарске не функционировала, к тому же возможности ведения наблюдения при помощи некоторых других камер СММ были ограничены из-за зимних погодных условий.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе мин на дороге между Богдановкой и Петровским, доступ наблюдателей к камере СММ в Петровском оставался ограниченным. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

[5] Глушение сигнала могло осуществляться из любого места в радиусе нескольких километров от местоположения БПЛА.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 6 February 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, the SMM recorded fewer ceasefire violations in Donetsk and Luhansk regions.
  • The Mission followed up on reports of a van hit by small-arms fire in Chermalyk.
  • The SMM observed weapons in violation of the withdrawal lines in non-government-controlled areas of Donetsk and Luhansk regions.
  • It facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable possible demining activities in Luhansk region and repair works to essential civilian infrastructure in Donetsk and Luhansk regions.
  • The SMM monitored a public gathering in Kyiv related to funding for housing for internally displaced persons.
  • The Mission followed up on reports of an attack against a civil activist in Kropyvnytskyi, Kirovohrad region.
  • Restrictions of the SMM’s access continued in all three disengagement areas as well as near Zaichenko, Yasynuvata and Verkhnoshyrokivske.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including about 85 explosions, compared with the previous reporting period (about 200 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in areas south-east of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk), south of the Donetsk Filtration Station (DFS) (15km north of Donetsk) and south-east of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol).

In Luhansk region, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including about 40 explosions, compared with the previous reporting period (about 120 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in areas south-east of Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk).

Follow-up on reports of a van hit by small-arms fire in Chermalyk

The SMM followed up on reports that a van of a funeral company had been hit by small-arms fire in Chermalyk on 2 February. On 4 February, at the yard of the funeral company in Zoria (government-controlled, 22km north-east of Mariupol), the SMM saw a green van with a fresh hole in the outer lower right corner of the right-hand front door and a corresponding burn mark on the inner door frame, as well as another fresh hole below the roof line on the right-hand side and a corresponding hole in the front left-hand side door. The SMM assessed the damage as caused by bullets (7.62mm in calibre). On the same day, a woman (in her sixties) in Chermalyk told the SMM that she was at the cemetery with a representative of the funeral company and three cemetery workers on 2 February and that she had been trying to enter the van when she had heard the sound of bullets hitting it around 12:30 (see SMM Daily Report 4 February 2019).

Disengagement areas[2]

On 5 February, an SMM mini-unmanned aerial vehicle (UAV) again spotted 18 anti-tank mines (TM-62) laid out in four rows across the road between Bohdanivka (government-controlled, 41km south-west of Donetsk) and Viktorivka (non-government-controlled, 42km south-west of Donetsk), near the disengagement area near Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk).

During the day on 6 February, positioned near the Petrivske disengagement area and inside the disengagement areas near Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Donetsk) and near Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk), the SMM observed calm situations.[3]

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

In violation of withdrawal lines:

Non-government-controlled areas

5 February

An SMM long-range UAV spotted:

  • 14 self-propelled howitzers (2S1 Gvozdika, 122mm), three towed howitzers (D-30 Lyagushka, 122mm) and six anti-tank guns (MT-12 Rapira, 100mm) in a training area near Buhaivka (37km south-west of Luhansk) and
  • a surface-to-air missile system (9K33 Osa) close to a house near Kalynivka (55km north-east of Donetsk).

An SMM mini-UAV spotted:

  • a probable mortar (2B11 Sani, 120mm) near residential houses on the western outskirts of Zhovte (17km north-west of Luhansk).

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites:

Non-government-controlled areas

5 February

An SMM long-range UAV spotted:

  • 11 tanks (T-72) in a training area near Shymshynivka (27km south-west of Luhansk);
  • 17 tanks (T-64), nine towed mortars (PM-38, 120mm) and seven surface-to-air missile systems (9K35 Strela-10) in a training area near Buhaivka (see above);
  • 21 tanks (11 T-64 and ten T-72), eight self-propelled howitzers (2S1), six anti-tank guns (MT-12), nine towed mortars (2B11) and eight surface-to-air missile systems (9K35) in a training area near Myrne (28km south-west of Luhansk);
  • 11 tanks (ten T-72 and a T-64) in a training area near Kruhlyk (31km south-west of Luhansk); and
  • 12 towed howitzers (ten 2A65 Msta-B, 152mm and two 2A36 Giatsint-B, 152mm) near Khrustalnyi (54km south-west of Luhansk).

Government-controlled areas

6 February

The SMM saw:

  • nine self-propelled howitzers (2S7 Pion 203mm) on low-bed trailers and a probable self-propelled howitzer (2S5 Giatsint-S, 152mm) on a truck near Pokrovsk (formerly Krasnoarmiisk, 55km north-west of Donetsk).

Indications of military and military-type presence in the security zone[4]

Government-controlled areas

5 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • an infantry fighting vehicle (IFV) (BMD-2) near Lobacheve (17km north-west of Luhansk).

6 February

The SMM saw:

  • two IFVs (BMP-1) near Orikhove-Donetske (44km north-west of Luhansk);
  • two IFVs (BMP-2) near Zhelanne Druhe (29km north-west of Donetsk); and
  • three IFVs (BMP-2) in Krasnohorivka (21km west of Donetsk).

An SMM mini-UAV spotted:

  • reinforced positions and fresh signs of digging (not visible in imagery from 27 October 2018), assessed as belonging to the Ukrainian Armed Forces, east of Lebedynske (16km north-east of Mariupol) for the first time.

Non-government-controlled areas

5 February

An SMM long-range UAV spotted:

  • three IFVs (BMP-1) close to destroyed homes near Novohryhorivka (61km north-east of Donetsk).

An SMM mini-UAV spotted:

  • three IFVs (BMP-1) near Zhovte.

SMM facilitation of repair works to civilian infrastructure and of possible demining activities

The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to a water conduit near Novotoshkivske (government-controlled, 53km west of Luhansk) and snow removal near the bridge in Shchastia (government-controlled, 20km north of Luhansk).  The SMM also facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable an assessment of the situation for possible demining activities at a school in Zolote-4/Rodina (government-controlled, 59km west of Luhansk) and near a kindergarten in Stanytsia Luhanska. At both locations, a representative of the State Emergency Service told the SMM that no explosive devices had been found. The Mission continued to facilitate the operation of the DFS and to monitor the overall security situation in the area of the pumping station in Vasylivka (non-government-controlled, 24km north-east of Donetsk).

Demining activities

In Hranitne (government-controlled 60km south of Donetsk), the SMM saw four members of the State Emergency Service carrying mine detectors and wearing personal protective equipment, accompanied by a Ukrainian Armed Forces representative of the Joint Centre for Control and Co-ordination (JCCC), conducting demining activities inside a fenced-off area around a functioning kindergarten. Representatives of the State Emergency Service later on told the SMM that they had found and cleared two exploded shells outside the fenced-off area about 100m north of the kindergarten: one from an IFV (BMP-2) cannon (30mm) and another from an anti-aircraft gun (ZU-23, 23mm).

Border areas not under government control

While at a border crossing point near Ulianivske (61km south-east of Donetsk) for about 20 minutes, the SMM saw no traffic crossing the border in either direction.

While at a border crossing point near Uspenka (73km south-east of Donetsk) for about one hour, the SMM saw 21 cars (four with Ukrainian and 12 with Russian Federation licence plates, and five with “DPR” plates), a bus (with Russian Federation licence plates), 63 trucks (53 covered cargo trucks, six tank trucks and four with “toxic” and “flammable” markings – of which 23 with Ukrainian, 11 with Russian Federation, one with Georgian and six with Belarusian licence plates, and 21 with “DPR” and one with “LPR” plates) queuing to exit Ukraine.

Public gathering in Kyiv related to funding for housing for internally displaced persons

The SMM observed a gathering organized by a non-governmental organization advocating for the rights of internally displaced persons (IDP) who have participated in the ATO. At the corner of Instytutska and Bankova Streets, the SMM saw about 100 people (90 per cent men, ten per cent women), some carrying banners indicating they were from Lviv and Kyiv regions and others with flags of, amongst others, Svoboda, Sokil and Aidar. Speakers addressed the participants with messages criticizing what they said was a lack of sufficient funding allocated in the 2019 budget to enforce a provision supplying adequate housing to IDP ATO veterans. The SMM saw about 35 police officers present.

Follow up on attack against a civil activist in Kropyvnytskyi, Kirovohrad region

On 4 February, the SMM met with a civil activist in Kropyvnytskyi (formerly Kirovohrad, 206km west of Dnipro), to follow up on media reports of an attack against him on 26 January. The SMM saw that his right eye was blood-shot and that there was a cut just below it. He told the Mission that he had incurred the injuries after he had been attacked outside his home by two men on the evening of 26 January. On 5 February, in Kropyvnytskyi, a representative of Kirovohrad Regional National Police told the SMM that the attack on the civil activist had likely occurred as a result of his work and added that the investigation continued under Article 296 (hooliganism) of the Criminal Code of Ukraine.

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv and Chernivtsi.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the JCCC should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see SMM Daily Report 4 February 2019). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • Two armed members of the armed formations again denied the SMM passage through a checkpoint north of Zaichenko (non-government-controlled, 26km north-east of Mariupol), preventing the Mission from travelling west towards Pikuzy (formerly Kominternove, non-government-controlled, 23km north-east of Mariupol).

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.

Delay:

  • At a checkpoint on the north-western edge of Yasynuvata (non-government-controlled, 16km north-east of Donetsk), two armed members of the armed formations again denied the SMM passage, citing the need for prior permission from their superiors. After about one hour of waiting at the checkpoint, the Mission was allowed to proceed.
  • At a checkpoint west of Verkhnoshyrokivske (formerly Oktiabr, non-government controlled, 29km north-east of Mariupol), a member of the armed formations denied the SMM passage, citing the need for prior permission from their superiors. After about 35 minutes of waiting at the checkpoint, the Mission was allowed to proceed.

Other impediments:

  • On 5 February, an SMM long range-UAV lost its GPS signal, assessed as due to jamming, while flying over non-government-controlled areas of Luhansk region.[5]
 

[1] For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. The SMM camera in Svitlodarsk was not operational during the reporting period and winter weather conditions limited the observation capabilities of some SMM cameras.

* Please see the section at the end of this report entitled “Restrictions of the SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate”.

[2] Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] Due to the presence of mines, including on a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM’s access to its camera in Petrivske remains limited, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

[5] The interference could have originated from anywhere within the radius of several kilometres of the UAV’s position.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/410950