Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 12 февраля 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и увеличение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • СММ зафиксировала воронки, по оценке, от разрывов минометных мин, в жилых районах Первомайска, а также свежие воронки на участке разведения сил и средств в районе Золотого.
  • Миссия зафиксировала вооружение, размещенное в нарушение линий отвода по обе стороны от линии соприкосновения.
  • СММ способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на жизненно важных объектах гражданской инфраструктуры в Донецкой и Луганской областях.
  • Доступ наблюдателей оставался ограниченным на всех трех участках разведения*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, при этом зафиксировав около 310 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (430 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к юго-западу и западу от железнодорожного вокзала в н. п. Ясиноватая (неподконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Донецка) и в секторе от востоко-юго-востока до запада от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо-востоку от Донецка).

12 февраля, патрулируя приблизительно в 2,5 км к югу от н. п. Софиевка (быв. Карло-Марксово, неподконтрольный правительству, 40 км к северо-востоку от Донецка), команда СММ слышала 10 взрывов от выстрелов, а также видела 3 танка (Т-72) приблизительно в 2–3 км к западо-северо-западу от своей позиции. По оценке наблюдателей, это были, предположительно, учения с боевой стрельбой в зоне безопасности, что является нарушением решения Трехсторонней контактной группы от 3 марта 2016 года относительно запрета проведения учений (занятий) с боевой стрельбой в зоне безопасности (см. ниже раздел об отводе вооружения).

В Луганской области Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, при этом зафиксировав около 15 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (5 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано на участке разведения в районе н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) и вблизи него.

Участки разведения сил и средств[2]

11 февраля беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ малого радиуса действия зафиксировал не менее 50 свежих воронок, которые, по оценке, образовались в результате разрывов минометных мин калибром 120 мм, на участке разведения в районе Золотого и приблизительно в 600 м к северо-востоку от блокпоста вооруженных формирований, расположенного на южном краю участка разведения.

11 февраля на северо-западной окраине н. п. Первомайск (неподконтрольный правительству, 58 км к западу от Луганска) БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил 8 воронок на приусадебных участках четырех домов (на расстоянии от 6 м до 50 м от домов), которые, по оценке, образовались в результате недавних разрывов минометных мин калибром 120 мм (для ознакомления с другими наблюдениями в этом районе см. Ежедневный отчет СММ от 12 февраля 2019 года). Приблизительно в 1,5 км к востоку от этого места и в 300 м к югу от юго-восточного края участка разведения в районе Золотого этот БПЛА обнаружил 2 боевые бронированные машины (ББМ; неустановленного типа) и 4 свежие воронки, которые, по оценке, образовались от разрывов минометных мин калибром 120 мм, вблизи позиции вооруженных формирований.

В период с вечера 11 до вечера 12 февраля камера СММ в Золотом зафиксировала 5 снарядов, пролетевших ориентировочно в 1–3 км к юго-юго-востоку (по оценке, в пределах участка разведения), 42 снаряда примерно в 1–3 км к востоку (по оценке, за пределами участка разведения) и еще 3 снаряда на расстоянии приблизительно 1–4 км к востоку (определить, в пределах участка разведения или за его пределами, не представлялось возможным). Примерно в полдень 12 февраля, находясь на западной окраине н. п. Золотое-4 (Родина; подконтрольный правительству, 59 км к западу от Луганска), наблюдатели слышали 1 взрыв примерно в 3–5 км к югу (определить, на участке разведения или за его пределами, не представлялось возможным). Пребывая в н. п. Золотое-2 (Карбонит; подконтрольный правительству, 62 км к западу от Луганска), наблюдатели слышали 6 взрывов неопределенного происхождения и 4 очереди из крупнокалиберного пулемета ориентировочно в 3–5 км к юго-западу (по оценке, все за пределами участка разведения).

Днем 12 февраля, осуществляя мониторинг на участке разведения в районе н. п. Станица Луганска (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), Миссия отметила там спокойную обстановку[3].

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Подконтрольные правительству районы

11 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • 1 зенитный ракетный комплекс (9K35 «Стрела-10»), следовавший на юг по автодороге Н20 вблизи н. п. Каменка (20 км к северу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

10 февраля:

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 3 танка (Т-72) в н. п. Новогригоровка (33 км к западу от Луганска);
  • 1 миномет (2Б11 «Сани», 120 мм) и 2 миномета (предположительно 2Б11 и еще один неустановленного типа калибром 82 мм) к северо-востоку от н. п. Сентяновка (быв. Фрунзе, 44 км к западу от Луганска); и
  • 4 танка (Т-64) недалеко от н. п. Новоселовка (16 км к западу от Луганска).

11 февраля:

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 2 противотанковые пушки (МТ-12 «Рапира», 100 мм) в жилом районе н. п. Дебальцево (58 км к северо-востоку от Донецка).

Миссия зафиксировала:

  • 3 танка (Т-72) на полигоне вблизи Софиевки (см. выше).

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения

Неподконтрольные правительству районы

11 февраля:

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 18 буксируемых гаубиц (десять 2А65 «Мста-Б», 152 мм, и восемь 2А36 «Гиацинт-Б», 152 мм), 2 танка (Т-64, один без основного орудия) и 1 самоходную артиллерийскую установку (2С9 «Нона-С», 120 мм) к северу от н. п. Хрустальный (56 км к юго-западу от Луганска).

Вооружение, которое Миссия не смогла верифицировать как отведенное[4]

Места размещения отведенного тяжелого вооружения в подконтрольных правительству районах Луганской области

12 февраля:

члены патруля Миссии впервые увидели там 3 танка (один Т-64 и два Т-72), а также отметили, что там по-прежнему отсутствуют 33 противотанковые пушки (тридцать MT-12 и три Д-48, 85 мм) и 12 буксируемых гаубиц (2А65).

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[5]

Подконтрольные правительству районы

11 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • 1 бронеавтомобиль («Козак-2» НПО «Практика») во дворе жилого дома в н. п. Кодема (57 км к северо-востоку от Донецка).

12 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • 1 бронетранспортер (БТР-60) около н. п. Новобахмутовка (28 км к северу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

10 февраля:

БПЛА СММ малого радиуса действия зафиксировал:

  • 1 ББМ (типа БМП) и 1 БТР-80 в Новоселовке.

11 февраля:

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 1 зенитную установку (ЗУ-23, 23 мм), установленную на военном грузовике, и 2 бронетранспортера (МТ-ЛБ) в Дебальцево.

10 февраля БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил 3 воронки, которые, по оценке, образовались в результате разрывов минометных мин калибром 120 мм, в поле приблизительно в 2 км к северу от Сентяновки.

11 февраля БПЛА СММ среднего радиуса действия зафиксировал приблизительно 70 свежих воронок, оцененных как разрывы минометных мин (82 мм и 120 мм) рядом с позициями вооруженных формирований к западу от н. п. Ужовка (быв. Ленинское, неподконтрольный правительству, 96 км к югу от Донецка).

12 февраля члены патруля Миссии видели мачту с антенной, а также заметили, что неопознанный БПЛА приземлился рядом с четырьмя вооруженными военнослужащими Вооруженных сил Украины на бетонную площадку на юго-восточной окраине н. п. Валуйское (подконтрольный правительству, 20 км к северо-востоку от Луганска).

Наличие мин

11 февраля БПЛА СММ среднего радиуса действия зафиксировал 63 противотанковые мины (вероятно TM-62), заложенные в два ряда в поле вблизи позиций Вооруженных сил Украины, расположенных недалеко от н. п. Водяное (подконтрольный правительству, 94 км к югу от Донецка) (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 11 июля 2018 года).

Усилия Миссии по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры

СММ способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на водопроводах в н. п. Гольмовский (неподконтрольный правительству, 49 км к северо-востоку от Донецка) и н. п. Голубовка (быв. Кировск, неподконтрольный правительству, 51 км к западу от Луганска), а также на линиях электропередачи в н. п. Орехово (подконтрольный правительству, 57 км к северо-западу от Луганска) и на водозаборных станциях на Петровской водонасосной станции вблизи н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска). Миссия продолжала содействовать обеспечению функционирования Донецкой фильтровальной станции и осуществлять мониторинг общей ситуации с безопасностью в районе насосной станции в н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 20 км к северу от Донецка).

СММ способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения членами вооруженных формирований визуального осмотра участков рядом со школой и двумя детсадами в Гольмовском, а также двумя школами в н. п. Оленовка (неподконтрольный правительству, 23 км к юго-западу от Донецка) в связи с возможным наличием там взрывоопасных пережитков войны и мин.

Миссия продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Харькове, Днепре, Ивано-Франковске, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. Ежедневный отчет СММ от 12 февраля 2019 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года недалеко от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение была по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали Миссии в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, доступ наблюдателей к камере СММ в Петровском остается ограниченным. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] СММ посетила место размещения отведенного тяжелого вооружения за соответствующими линиями отвода, условия хранения которого не соответствуют критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года относительно эффективного мониторинга и верификации отвода тяжелого вооружения, направленном СММ подписантам Комплекса мер. По наблюдениям Миссии, одно из таких мест хранения по-прежнему заброшено.

[5] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 12 February 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, the SMM recorded fewer ceasefire violations in Donetsk region and more in Luhansk region.  
  • The Mission observed craters assessed as caused by mortar rounds in residential areas in Pervomaisk and fresh craters inside the Zolote disengagement area. 
  • The Mission saw weapons in violation on both sides of the contact line.
  • It facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to essential civilian infrastructure in Donetsk and Luhansk regions.
  • Restrictions of the Mission’s access continued in all three disengagement areas.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including about 310 explosions, compared with the previous reporting period (430 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in areas south-west and west of the railway station in Yasynuvata (non-government-controlled, 16km north-east of Donetsk) and at directions ranging from east-south-east to west of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk).  

On 12 February, positioned about 2.5km south of Sofiivka (formerly Karlo-Marksove, non-government-controlled, 40km north-east of Donetsk), the SMM heard ten outgoing explosions and saw three tanks (T-72) at about 2-3km west-north-west of its position. The SMM assessed this as probable live-fire training inside the security zone, in violation of the decision of the Trilateral Contact Group as of 3 March 2016 that prohibits the conduct of live-fire training (exercises) in the security zone (see withdrawal of weapons section below).

In Luhansk region, the SMM recorded more ceasefire violations, including about 15 explosions, compared with the previous reporting period (five explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in and near the disengagement area near Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk). 

Disengagement areas[2]

On 11 February, an SMM mini-unmanned aerial vehicle (UAV)spotted at least 50 recent craters, assessed as caused by 120mm mortar rounds, inside the disengagement area near Zolote and about 600m north-east of the checkpoint of the armed formations on the southern edge of the disengagement area.

On 11 February, on the north-western edge of Pervomaisk (non-government-controlled, 58km west of Luhansk), an SMM mini-UAV spotted eight craters in the gardens of four houses (at a distance ranging between 6m and 50m from the houses), assessed as recent impacts caused by 120mm mortar rounds (for further observations in the same area, see SMM Daily Report 12 February 2019). About 1.5km east of this location and 300m south of the south-eastern edge of the Zolote disengagement area, the same UAV spotted two armoured combat vehicles (type undetermined) and four recent craters, assessed as caused by 120mm mortar rounds, near a position of the armed formations.

Between the evenings of 11-12 February, the SMM camera in Zolote recorded five projectiles in flight at an assessed range of 1-3km south-south-east (assessed as inside the disengagement area), 42 projectiles in flight at an assessed range of 1-3km east (assessed as outside the disengagement area) and three projectiles in flight at an assessed range of 1-4km east (unable to assess whether inside or outside the disengagement area). On the morning of 12 February, positioned on the western edge of Zolote-4/Rodina (government-controlled, 59km west of Luhansk), the SMM heard an explosion at an assessed range of 3-5km south (unable to assess whether inside or outside the disengagement area). Positioned in Zolote-2/Karbonit (government-controlled, 62km west of Luhansk), the SMM heard six undetermined explosions and four bursts of heavy-machine-gun fire at an assessed range of 3-5km south-west (all assessed as outside the disengagement area).

During the day on 12 February, positioned inside the disengagement area near Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk), the SMM observed a calm situation.[3]

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

In violation of withdrawal lines

Government-controlled areas

11 February

The SMM saw: 

  • a surface-to-air missile system (9K35 Strela-10) heading south on road H-20 near Kamianka (20km north of Donetsk).

Non-government-controlled areas

10 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • three tanks (T-72) in Novohryhorivka (33km west of Luhansk);
  • a mortar (2B11 Sani, 120mm) and two probable mortars (one 2B11 and one 82mm type undetermined) north-east of Sentianivka (formerly Frunze, 44km west of Luhansk); and
  • four tanks (T-64) near Novoselivka (16km west of Luhansk).

11 February

An SMM mini-UAV spotted: 

  • two anti-tank guns (MT-12 Rapira, 100mm) in a residential area of Debaltseve (58km north-east of Donetsk).

The SMM saw:

  • three tanks (T-72)  at a training area near Sofiivka (see above).

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites:

Non-government-controlled areas 

11 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • 18 towed howitzers (ten 2A65 Msta-B,152mm and eight 2A36 Giatsint-B, 152mm), two tanks (T-64, one without main gun) and a self-propelled mortar (2S9Nona-S, 120mm) north of Khrustalnyi (56km south-west of Luhansk).

Weapons that the SMM could not verify as withdrawn:[4]

At heavy weapons holding areas in government-controlled areas of Luhansk region

12 February

The SMM saw:

  • three tanks (a T-64 and two T-72) present for the first time and noted that 33 anti-tank guns (30 MT-12 and three D-48, 85mm) and 12 towed howitzers (2A65) remained missing.

Indications of military and military-type presence in the security zone[5]

Government-controlled areas

11 February

The SMM saw:

  • an armoured personnel carrier (APC) (Practika Kozak-2) in the yard of a residential house in Kodema (57km north-east of Donetsk).

12 February 

The SMM saw:

  • an APC (BTR-60) near Novobakhmutivka (28km north of Donetsk).

Non-government-controlled areas 

10 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • an infantry fighting vehicle (BMP variant) and an APC (BTR-80)in Novoselivka.

11 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • an anti-aircraft gun (ZU-23, 23mm) mounted on a military truck and two APCs (MT-LB) in Debaltseve.

On 10 February, an SMM mini-UAV spotted three impact craters, assessed as caused by 120mm mortar rounds, in a field about 2km north of Sentianivka.

On 11 February, an SMM mid-range UAV spotted about 70 recent craters, assessed as impacts of mortar rounds (82mm and 120mm) near positions of the armed formations west of Uzhivka (formerly Leninske, non-government-controlled,  96km south of Donetsk). 

On 12 February, the SMM saw a mast with an antenna and an unidentified UAV land next to four armed Ukrainian Armed Forces soldiers on a concrete plot on the south-eastern edge of  Valuiske (government-controlled, 20km north-east of Luhansk).

Presence of mines

On 11 February, an SMM mid-range UAV spotted 63 anti-tank mines (probable TM-62) laid out in two rows in a field near positions of the Ukrainian Armed Forces close to Vodiane (government-controlled, 94km south of Donetsk) (for previous observations see SMM Daily 11 July 2018).

SMM facilitation of repair works to civilian infrastructure

The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to water pipelines in Holmivskyi (non-government-controlled, 49km north-east of Donetsk) and Holubivka (formerly Kirovsk, non-government-controlled, 51km west of Luhansk) as well as to power lines in Orikhove (government-controlled, 57km north-west of Luhansk) and to water wells at the Petrivske water pumping station near Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk). The Mission continued to facilitate the operation of the Donetsk Filtration Station and to monitor the overall security situation in the area of the pumping station in Vasylivka (non-government-controlled, 20km north of Donetsk).

The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable visual inspections related to the possible presence of explosive remnants of war and mines by members of the armed formations near a school and two kindergartens in Holmivskyi, as well as two schools in Olenivka (non-government-controlled, 23km south-west of Donetsk). 

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Kharkiv, Dnipro, Ivano-Frankivsk, Chernivtsi and Kyiv. 

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that theJoint Centre for Control and Co-ordination should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see SMM Daily 12 February 2019).The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access: 

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO. 
 

[1]For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. 

[2]Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3]Due to the presence of mines, including a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM’s access to its camera in Petrivske remains limited, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4]The SMM visited heavy weapons holding areas beyond the respective withdrawal lines, whose storage did not comply with the criteria set out in the 16 October 2015 notification from the SMM to the signatories of the Package of Measures on effective monitoring and verification of the withdrawal of heavy weapons. The SMM noted that one such site continued to be abandoned.

[5]The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/411368