Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 11 февраля 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой и Луганской областях по сравнению с предыдущими сутками.
  • Как сообщалось, на блокпосте вооруженных формирований возле Горловки во время ожидания на переход в подконтрольное правительству районы по естественным причинам скончался мужчина.
  • Наблюдатели зафиксировали повреждения в результате огня из легкого вооружения на здании школы в Золотом-5 (Михайловке) и жилых домах в Первомайске, а также свежие воронки от разрывов снарядов в Славяносербске.
  • Миссия зафиксировала нарушения режима прекращения огня на участке разведения сил и средств в районе Золотого и возле него, а также около участка разведения в районе Петровского.
  • СММ способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляли мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на жизненно важных объектах гражданской инфраструктуры в Донецкой и Луганской областях.
  • Доступ наблюдателей оставался ограниченным на всех трех участках разведения. Кроме того, патрулям Миссии отказали в доступе в Должанском, рядом с границей с Российской Федерацией, а также к месту размещения отведенного тяжелого вооружения в подконтрольном правительству районе Луганской области*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, приблизительно 430 взрывов, по сравнению с предыдущими сутками (около 30 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня, включая практически 60% взрывов, зафиксировано в секторе от востоко-юго-востока до запада от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо?западу от Донецка), а также в районах к юго-западу и западу от н. п. Горловка (неподконтрольный правительству, 39 км к северо?востоку от Донецка).

В Луганской области СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, при этом зафиксировав меньше взрывов (5), по сравнению с предыдущими сутками (примерно 15 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к юго-востоку от н. п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска).

Сообщения о смерти мужчины по естественным причинам на блокпосте вооруженных формирований возле Горловки

Персонал морга в Горловке сообщил наблюдателям, что 7 февраля в морг поступило тело мужчины (50–59 лет). Его жена (60–69 лет) и сын (30–39 лет) рассказали членам патруля Миссии, что в момент смерти мужчина ожидал в автобусе на пересечение блокпоста вооруженных формирований возле Горловки для перехода в подконтрольные правительству районы. По их словам, у мужчины уже были проблемы с сердцем и он недавно пережил сердечный приступ.

Повреждения вследствие обстрела из легкого и тяжелого вооружения на здание школы в Золотом-5 (Михайловке) и жилых домах в Первомайске, а также свежие воронки от разрывов снарядов в Славяносербске

На здание школы в н. п. Золотое-5 (Михайловка; неподконтрольный правительству, 58 км к западу от Луганска) наблюдатели зафиксировали пробоину (диаметром 15 см) в наружной оконной раме с двойным стеклопакетом, выходящей на север. В деревянной раме соседнего окна члены патруля Миссии зафиксировали еще одну пробоину и фрагмент, по оценке, пули из стрелкового оружия. Наблюдатели определили, что повреждения образовались в результате недавнего обстрела из стрелкового оружия. По утверждениям персонала школы, в здание попали ранее тем же утром и в связи с этим занятия в школе приостановлены до 13 февраля (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 11 февраля 2019 года).

В одноэтажном доме на ул. Полевой, 11, в н. п. Первомайск (неподконтрольный правительству, 58 км к западу от Луганска) наблюдатели зафиксировали дыру (диаметром около 1 м) в западной части крыши и разбитые стекла западного окна с двойным стеклопакетом. На ул. Полевой, 9, команда СММ зафиксировала две пробоины: одну с западной стороны сарая, расположенного примерно в 10 м от дома, а другую — на северо-восточной стороне сарая. Примерно в 25 м от дома члены патруля Миссии зафиксировали 2 воронки, образовавшиеся от разрыва снарядов, и металлические фрагменты. На ул. Полевой, 16, наблюдатели зафиксировали еще одно место огневого поражения на северной стороне дома. По оценке СММ, повреждения всех трех домов образовались в результате недавнего попадания снарядов (тип которых определить не представлялось возможным), выпущенных с северо-западного направления. Трое местных жителей (женщина и двое мужчин, все в возрасте 60–69 лет) рассказали, что повреждения образовались утром 8 февраля во время обстрела. Они также добавили, что в момент обстрела супружеская пара пожилого возраста была у себя дома на ул. Полевой, 16, и позже пожилого мужчину госпитализировали из-за проблем с сердцем. Посередине улицы Полевой (около одноэтажных домов №№ 9, 11 и 16) наблюдатели зафиксировали 3 воронки, образовавшиеся в результате разрыва снарядов, на расстоянии от 4 до 7 м одна от другой. Возле этих воронок команда Миссии также обнаружила фрагменты боеприпасов и часть хвостового стабилизатора (по оценке, от снаряда безоткатного орудия калибра 73 мм). Судя по увиденному, неприкосновенность воронок и фрагментов была нарушена. Определить тип примененного оружия и направление огня не представлялось возможным.

10 февраля примерно в 1 км к юго-западу от н. п. Славяносербск (неподконтрольный правительству, 28 км к северо-западу от Луганска) члены патруля СММ зафиксировали 2 свежие воронки от разрыва снарядов на снегу по обе стороны автодороги P66. На следующий день наблюдатели зафиксировали еще одну свежую воронку от разрыва снаряда примерно в 400 м к северо-востоку от ранее зафиксированных воронок. Команда Миссии не смогла провести дальнейшую оценку из-за соображений безопасности.

Участки разведения сил и средств[2]

Вечером 10 февраля камера СММ в н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) зафиксировала 3 снаряда, пролетевших ориентировочно в 2–4 км к юго-востоку (по оценке, в переделах участка разведения), 3 снаряда на расстоянии примерно 1,5–3 км к юго-востоку (определить, на участке разведения или за его пределами, не представлялось возможным) и еще 2 снаряда приблизительно в 1,5–3 км к востоку (по оценке, за пределами участка разведения). Вечером 11 февраля эта камера зафиксировала 1 снаряд примерно в 2–4 км к востоку (определить, на участке разведения или за его пределами, не представлялось возможным).

Днем 11 февраля, осуществляя мониторинг на участке разведения в районе н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), Миссия отметила там спокойную обстановку.

Патрулируя примерно в 2 км к северу от участка разведения в районе н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), наблюдатели слышали одиночный выстрел из стрелкового оружия примерно в 2–3 км к юго-востоку (по оценке, за пределами участка разведения)[3].

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Подконтрольные правительству районы

11 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • 3 миномета (2Б9 «Василек», 82 мм), которые буксировали военные грузовики, примерно в 6 км к северо-востоку от н. п. Макарово (19 км к северо-востоку от Луганска); и
  • 4 буксируемые гаубицы (2А65 «Мста-Б», 152 мм) на расстоянии ориентировочно 1 км к юго-западу от н. п. Лисичанский (77 км к северо-западу от Луганска).

Неподконтрольные правительству районы

10 февраля:

беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 1 танк (Т-64) возле дома, который используют вооруженные формирования, в н. п. Новогригоровка (61 км к северо-востоку от Донецка).

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения

Подконтрольные правительству районы

11 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • 4 противотанковые пушки (МТ-12 «Рапира», 100 мм) недалеко от н. п. Зачатовка (74 км к юго-западу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

11 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • как минимум 3 танка (неустановленного типа) на полигоне возле н. п. Шимшиновка (27 км к юго-западу от Луганска).

Вооружение, которое СММ не смогла верифицировать как отведенное [4]

Место размещения отведенного тяжелого вооружения в подконтрольных правительству районах Луганской области

11 февраля:

по наблюдениям членов патруля Миссии, там по-прежнему отсутствуют 39 буксируемых гаубиц (двадцать шесть 2А65 и тринадцать 2А36 «Гиацинт-Б», 152 мм).

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[5]

Подконтрольные правительству районы

10 февраля:

мини-БПЛА СММ обнаружил:

  • 1 бронетранспортер (БТР-80) возле жилого дома в н. п. Золотое-3 (Стахановец; 61 км к западу от Луганска).

11 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • 1 бронированную ремонтно-эвакуационную машину (на базе БМП) в н. п. Орехово-Донецкое (44 км к северо-западу от Луганска); и
  • 1 БТР-70 возле н. п. Березовое (31 км к юго-западу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

9 февраля:

мини-БПЛА СММ обнаружил:

  • 15 боевых машин пехоты (БМП-1) вблизи н. п. Софиевка (60 км к западу от Луганска); и
  • 1 радиолокационную станцию (П-19) недалеко от н. п. Фащевка (60 км к юго-западу от Луганска).

10 февраля:

мини-БПЛА СММ зафиксировал:

  • 2 БМП-1 (из которых одна стояла во дворе жилого дома) и 1 комплекс радиоразведки «ТОРН» на шасси грузовика (КАМАЗ), который стоял возле жилого дома в Новогригоровке.

Усилия Миссии по содействию ремонту объектов гражданской инфраструктуры

СММ осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на водопроводах возле н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска) и водоводе недалеко от н. п. Обозное (неподконтрольный правительству, 18 км к северу от Луганска). Миссия продолжала содействовать обеспечению функционирования Донецкой фильтровальной станции.

Приграничные районы, которые не контролируются правительством

В пункте пропуска на границе возле н. п. Должанское (84 км к юго-востоку от Луганска) наблюдатели видели, что из Украины выехал 1 автобус (с украинскими номерными знаками) и 3 автомобиля (2 с российскими номерными знаками и 1 с табличками «ЛНР»). Тем временем в Украину въехал 1 автобус (с табличками «ЛНР» и примерно 30 пассажирами на борту) и 2 транспортных средства (1 с российскими номерными знаками и 1 с табличками «ЛНР»). Спустя примерно 12 минут член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район*.

СММ продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Харькове, Днепре, Ивано?Франковске, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации (СЦКК) должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. ниже). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение по?прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • Двое военнослужащих Вооруженных сил Украины отказали патрулю Миссии в доступе на территорию военного объекта, расположенного на северо-западной окраине н. п. Донское (подконтрольный правительству, 57 км к югу от Донецка).
  • В пункте пропуска на границе вблизи н. п. Должанское (неподконтрольный правительству, 84 км к юго-востоку от Луганска) член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район, отметив, что на осуществление мониторинга СММ не было предоставлено «разрешение».
  • В месте размещения отведенного тяжелого вооружения в подконтрольном правительству районе Луганской области военнослужащий Вооруженных сил Украины и охранник частной охранной компании не отказали патрулю Миссии в доступе к объекту.

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали Миссии в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.
  • На блокпосте вооруженных формирований, расположенном южнее моста в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Луганска), член вооруженных формирований сообщил наблюдателям о том, что работы по разминированию не проводились и дорога, ведущая в северном направлении, по-прежнему заминирована.

Доступ при условии:

  • На блокпосте вооруженных формирований, расположенном на автодороге H15 возле комбината «Каргилл» в н. п. Кременец (неподконтрольный правительству, 16 км к юго-западу от Донецка), член вооруженных формирований настаивал на осмотре прицепа автомобиля ОБСЕ перед тем, как пропустить патруль Миссии через блокпост.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, доступ наблюдателей к камере СММ в Петровском остается ограниченным. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Наблюдатели посетили места, в которых ранее размещалось вооружение, которое они не смогли верифицировать как отведенное, поскольку условия его хранения не соответствовали критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года относительно эффективного мониторинга и верификации отвода тяжелого вооружения, направленном СММ подписантам Комплекса мер. По наблюдениям Миссии, два из таких мест по?прежнему заброшены.

[5] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 11 February 2019

Summary

  • Compared with the previous 24 hours, the SMM recorded more ceasefire violations in Donetsk and Luhansk regions.  
  • A man reportedly died of natural causes while waiting at a checkpoint of the armed formations near Horlivka to travel to government-controlled areas.
  • The Mission observed gunfire damage at a school in Zolote-5/Mykhailivka and inhabited houses in Pervomaisk, as well as fresh impact craters in Slovianoserbsk.
  • The Mission recorded ceasefire violations inside and near the Zolote disengagement area and near the Petrivske disengagement area.
  • It facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to essential civilian infrastructure in Donetsk and Luhansk regions.
  • Restrictions of the Mission’s access continued in all three disengagement areas. Its access was also denied in Dovzhanske, close to the border with the Russian Federation, as well as at a heavy weapons holding area in a government-controlled area of Luhansk region.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk regions, the SMM recorded more ceasefire violations, including about 430 explosions, compared with the previous 24 hours (about 30 explosions). The majority of ceasefire violations, including nearly 60 per cent of explosions, were recorded at directions ranging from east-south-east to west of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk) and south-west and west of Horlivka (non-government-controlled, 39km north-east of Donetsk).

In Luhansk region, the SMM recorded more ceasefire violations, including, however, fewer explosions (five), compared with the previous 24 hours (about 15 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in areas south-east of Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk).

Man reportedly died of natural causes at a checkpoint of the armed formations near Horlivka

At a morgue in Horlivka, staff told the SMM that a man in his fifties had been brought to the morgue on 7 February. The man’s wife (in her sixties) and son (in his thirties) told the SMM that the man had been waiting inside a bus to cross a checkpoint of the armed formations near Horlivka to travel to government-controlled areas when he had died. They told the SMM that the man had a history of heart problems and recently suffered a heart attack.

Damage related to shelling and shooting at a school in Zolote-5/Mykhailivka and inhabited houses in Pervomaisk, as well as fresh impact craters in Slovianoserbsk

At a school in Zolote-5/Mykhailivka (non-government-controlled, 58km west of Luhansk), the SMM observed a 15cm hole in the outer pane of a north-facing double-paned window. In the wooden frame of an adjacent window, the SMM observed a hole and a fragment assessed as from a small-arms bullet. The SMM assessed that the damage was fresh and caused by small-arms fire. The school staff told the SMM that the impacts had happened earlier the same morning and that classes had been suspended until 13 February. (For previous observations, see SMM Daily Report 11 February 2019.)

In Pervomaisk (non-government-controlled, 58km west of Luhansk), at 11 Polova Street, the SMM observed a hole (about 1m in diameter) on the western side of the roof of a single-storey house and a shattered west-facing double-paned window. At 9 Polova Street, the SMM observed two holes, one on the western and another on the north-eastern side of a barn located about 10m from a house. About 25m away from the house, the SMM observed two impact craters and metal fragments. At 16 Polova Street, the SMM observed an impact crater in the north-facing side of a house. At all three houses, the SMM assessed that the damage was fresh and had been caused by projectiles (unable to determine the type) fired from a north-westerly direction. Three local residents (a woman and two men, all in their sixties) told the SMM that shelling had caused the damage the morning of 8 February. They added that an elderly couple had been in their house at 16 Polova Street at the time of the incident and that the elderly man had been hospitalized with heart problems afterwards. On Polova Street (near single-storey houses no. 9, 11 and 16), the SMM observed three impact craters within four to seven metres of each other in the middle of the street. The SMM saw fragments and a part of a tailfin assessed as from a recoilless gun (73mm) round near the craters. Both the craters and the fragments appeared to have been altered. The SMM could not determine the type of projectile or direction of fire. 

On 10 February, about 1km south-west of Slovianoserbsk (non-government-controlled, 28km north-west of Luhansk), the SMM observed two fresh impact craters in the snow on both sides of road P-66. The following day, the SMM saw a third fresh impact crater about 400m north-east of the abovementioned craters. The SMM could not make further assessments due to security considerations.

Disengagement areas[2]

On the evening of 10 February, the SMM camera in Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk) recorded three projectiles in flight at an assessed range of 2-4km south-east (assessed as inside the disengagement area), three projectiles in flight at an assessed range of 1.5-3km south-east (unable to assess whether inside or outside the disengagement area) and two projectiles in flight at an assessed range of 1.5km-3km east (assessed as outside the disengagement area). On the evening of 11 February, the same camera recorded a projectile in flight at an assessed range of 2-4km east (unable to assess whether inside or outside the disengagement area). 

During the day on 11 February, positioned inside the disengagement area near Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk), the SMM observed a calm situation.

Positioned about 2km north of the disengagement area near Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk), the SMM heard a single shot of small-arms fire at an assessed range of 2-3km south-east (assessed as outside the disengagement area).[3]

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

In violation of withdrawal lines

Government-controlled areas

11 February

The SMM saw:

  • three mortars (2B9 Vasilek, 82mm) being towed by military trucks about 6km north-east of Makarove (19km north-east of Luhansk) and
  • four towed howitzers (2A65 Msta-B, 152mm) about 1km south-west of Lysychanskyi (77km north-west of Luhansk).

Non-government-controlled areas

10 February:

An SMM mini-unmanned aerial vehicle (UAV) spotted:

  • a tank (T-64) near a house being used by the armed formations in Novohryhorivka (61km north-east of Donetsk).

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites:

Government-controlled areas

11 February

The SMM saw:

  • four anti-tank guns (MT-12 Rapira, 100mm) near Zachativka (74km south-west of Donetsk).

Non-government-controlled areas

11 February

The SMM saw:

  • at least three tanks (type undetermined) at a training area near Shymshynivka (27km south-west of Luhansk).

Weapons that the SMM could not verify as withdrawn: [4]

At a heavy weapons holding area in government-controlled areas of Luhansk region

11 February:

The SMM noted that 39 towed howitzers (26 2A65 and 13 2A36 Giatsint-B, 152mm) remained missing.

Indications of military and military-type presence in the security zone[5]

Government-controlled areas

10 February:

An SMM mini-UAV spotted:

  • an armoured personnel carrier (APC) (BTR-80) near a residential house in Zolote-3/ Stakhanovets (61km west of Luhansk).

11 February

The SMM saw:

  • an armoured recovery vehicle (BMP variant) in Orikhove-Donetske (44km north-west of Luhansk) and
  • an APC (BTR-70) near Berezove (31km south-west of Donetsk).

Non-government-controlled areas

9 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • 15 infantry fighting vehicles (IFV) (BMP-1) near Sofiivka (60km west of Luhansk) and
  • a surveillance and acquisition radar system (P-19) near Fashchivka (60km south-west of Donetsk).

10 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • two IFVs (BMP-1) (of which one was parked in the yard of a residential house) and a TORN radio intelligence system on a truck (KamAZ) parked near a residential house in Novohryhorivka.

SMM facilitation of repair works to civilian infrastructure

The SMM monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to water pipelines near Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk) and a water conduit near Obozne (non-government-controlled, 18km north of Luhansk).  It continued to facilitate the operation of the Donetsk Filtration Station.

Border areas outside of government control

While at a border crossing point near Dovzhanske (84km south-east of Luhansk), the SMM observed a bus (with Ukrainian licence plates) and three cars (two with Russian Federation licence plates and one with “LPR” plates) exiting Ukraine. The SMM saw a bus (with “LPR” plates, approximately 30 passengers on board) and two vehicles (one with Russian Federation licence plates and one with “LPR” plates) entering Ukraine. After about 12 minutes, a member of the armed formations told the SMM to leave the area.*

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Kharkiv, Dnipro, Ivano-Frankivsk, Chernivtsi and Kyiv.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the Joint Centre for Control and Co-ordination should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see below). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • Two Ukrainian Armed Forces personnel denied the SMM access to a military compound on the north-western edge of Donske (government-controlled, 57km south of Donetsk).
  • At a border crossing point in Dovzhanske (non-government-controlled, 84km south-east of Luhansk), a member of the armed formations told the SMM to leave the area and that its monitoring was not “authorized”.
  • At a heavy weapons holding area in a government-controlled area of Luhansk region, a Ukrainian Armed Forces soldier and a private security guard denied the SMM access to the site.

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.
  • At a checkpoint of the armed formations south of the bridge in Shchastia (government-controlled, 20km north of Luhansk), a member of the armed formations told the SMM that no demining activities had taken place and that the road leading north was still mined.

Conditional access:

  • At a checkpoint of the armed formations on road H-15 near the Kargil plant in Kreminets (non-government-controlled, 16km south-west of Donetsk), a member of the armed formations insisted on inspecting an OSCE trailer before allowing the SMM to proceed.

[1] For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table.

* Please see the section at the end of this report entitled “Restrictions of the SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate”.

[2] Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] Due to the presence of mines, including a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM’s access to its camera in Petrivske remains limited, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4] The SMM visited areas previously holding weapons that could not be verified as withdrawn, as their storage did not comply with the criteria set out in the 16 October 2015 notification from the SMM to the signatories of the Package of Measures on effective monitoring and verification of the withdrawal of heavy weapons. The SMM noted that two such sites continued to be abandoned.

[5] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/411230