Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 10 февраля 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • За период с вечера 8 по вечер 9 февраля в Донецкой и Луганской областях СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • С вечера 9 по вечер 10 февраля в Донецкой и Луганской областях Миссия констатировала дальнейшее уменьшение количества нарушений режима прекращения огня по сравнению с предыдущими сутками.
  • В Кадиевке команда СММ видела повреждения вследствие стрельбы из легкого вооружения на грузовике, который, как сообщалось, должен был забрать уголь, предназначенный для перевозки в качестве гуманитарной помощи.
  • Наблюдатели видели свежие воронки, образовавшиеся от разрывов минометных мин около жилых домов в Кряковке, а также возле блокпоста вооруженных формирований, расположенного на южном крае участка разведения сил и средств в районе Золотого.
  • Миссия зафиксировала нарушения режима прекращения огня на участке разведения в районе Золотого и вблизи него.
  • СММ способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на жизненно важных объектах гражданской инфраструктуры в Донецкой и Луганской областях.
  • Доступ Миссии оставался ограниченным на всех трех участках разведения. Кроме того, свобода передвижения наблюдателей была ограничена в Хлебодаровке и около Верхнешироковского, возле Изварино и Новоазовска неподалеку от границы с Российской Федерацией, а также в постоянном месте хранения вооружения, расположенном в неподконтрольном правительству районе Донецкой области*.
  • СММ стало известно о том, что вследствие обстрела в Золотом?5 (Михайловке) школа, как сообщалось, была временно закрыта.

Нарушения режима прекращения огня[1]

За период с вечера 8 по вечер 9 февраля в Донецкой области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав при этом больше взрывов (около 50), по сравнению с предыдущим отчетным периодом (ориентировочно 30 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к юго?востоку от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо?востоку от Донецка) и юго?востоку от н. п. Авдеевка (подконтрольный правительству, 17 км к северу от Донецка).

С вечера 9 по вечер 10 февраля Миссия констатировала дальнейшее уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, примерно 30 взрывов, по сравнению с предыдущими сутками. Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к югу от Донецкой фильтровальной станции (ДФС; 15 км к северу от Донецка), включая 6 взрывов, оцененных как разрывы на расстоянии 0,3–1 км от камеры СММ на ДФС, а также в районах к юго?востоку, юго?юго?востоку и югу от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо?востоку от Мариуполя).

За период с вечера 8 по вечер 9 февраля в Луганской области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав при этом 24 взрыва, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (приблизительно 480 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к северо?востоку от н. п. Голубовское (неподконтрольный правительству, 51 км к западу от Луганска) и к юго?востоку от н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска).

С вечера 9 по вечер 10 февраля в Луганской области Миссия констатировала дальнейшее уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, около 15 взрывов, по сравнению с предыдущими сутками. Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к юго?юго?востоку от н. п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска), а также к западо-юго-западу и северо?северо?востоку от н. п. Первомайск (неподконтрольный правительству, 58 км к западу от Луганска).

Повреждения вследствие стрельбы из легкого вооружения на грузовике в Кадиевке

Команда СММ продолжала уточнять обстоятельства инцидента, в результате которого, как сообщалось, от стрельбы из легкого вооружения на юго?восточной окраине н. п. Голубовка (быв. Кировск; неподконтрольный правительству, 51 км к западу от Луганска)[2] был поврежден грузовик, который должен был забрать уголь, предназначенный для перевозки в качестве гуманитарной помощи. В мастерской на северо?западной окраине н. п. Кадиевка (быв. Стаханов, неподконтрольный правительству, 50 км к западу от Луганска) наблюдатели отметили, что у грузовика была заметно повреждена задняя левая часть (свежие повреждения от стрельбы из легкого вооружения). Они также заметили, что шины с задней левой стороны грузовика были заменены, однако некоторые повреждения все еще были видны, а именно: изогнутый задний откидной борт, изогнутая и частично надорванная листовая рессора в подвеске, изогнутая задняя левая колесная арка, а также несколько пробоин (диаметром 1 см) под задним откидным бортом, по оценке, от попадания осколков. По их наблюдениям, номерной знак на передней части грузовика совпадал с поврежденным номерным знаком, который 7 февраля команда СММ видела на месте происшествия. Мужчина (около 55 лет), представившийся водителем поврежденного грузовика, сообщил команде Миссии, что 6 февраля, следуя в южном направлении от н. п. Донецкий (неподконтрольный правительству, 49 км к западу от Луганска) в Кадиевку, чтобы забрать уголь от международной организации, он почувствовал, как грузовик «подбросило», после чего он продолжил движение и отъехал на безопасное расстояние в 1,5 км.

Участки разведения сил и средств[3]

Свежие воронки, образовавшиеся от разрывов минометных мин возле блокпоста вооруженных формирований на южном крае участка разведения в районе Золотого

8 февраля по обе стороны от дороги на расстоянии около 600 м к востоку от блокпоста вооруженных формирований, расположенного на южном крае участка разведения в районе Золотого, наблюдатели зафиксировали 12 свежих воронок. Примерно в 150 м к востоку от первого места огневого поражения они заметили еще пять свежих воронок по обе стороны этой же дороги. По оценке Миссии, все вышеупомянутые воронки образовались от разрывов минометных мин, выпущенных с северо?северо?востока (для ознакомления с похожими недавними наблюдениями возле данного блокпоста см. Ежедневный отчет СММ от 31 января 2019 года).

Вечером 8 и ночью 9 февраля камера СММ в Золотом зафиксировала 12 снарядов (из которых 8 пролетели с востоко?северо?востока на западо?юго?запад, 3 — с юго?запада на северо?восток и 1 — с северо?востока на юго?запад) на расстоянии примерно 1,5–3 км к юго?востоку (по оценке, в пределах участка разведения), а также еще 7 снарядов с юго?юго?запада на северо?северо?восток ориентировочно в 1,5–3 км к востоко?юго?востоку (по оценке, 1 из них пролетел в пределах участка разведения, при этом в отношении остальных 6 не удалось определить, на участке разведения или за его пределами).

Поздно вечером 9 и ночью 10 февраля эта камера зафиксировала 3 снаряда (1 из которых пролетел с запада на восток, а 2 — с северо?северо?востока на юго?юго?запад) ориентировочно в 1,5–3 км к востоку и юго?востоку (по оценке, в пределах участка разведения), а также еще 2 снаряда с севера на юг примерно в 1,5–3 км к востоку (по оценке, за пределами участка разведения). Днем 10 февраля при помощи этой камеры зафиксирован 1 снаряд с юго?юго?запада на северо?северо?восток на расстоянии от 2 до 3 км к юго?юго?западу (по оценке, в пределах участка разведения).

Днем 9 и 10 февраля, осуществляя мониторинг на участке разведения в районе н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска) и севернее участка разведения в районе н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), Миссия отметила там спокойную обстановку[4].

Свежие воронки, образовавшиеся от разрывов минометных мин около жилых домов в Кряковке

На западной окраине н. п. Кряковка (подконтрольный правительству, 38 км к северо?западу от Луганска) наблюдатели видели 4 свежие воронки, по две на каждой стороне дороги. По оценке Миссии, воронки образовались от разрывов минометных мин калибра 82 мм, выпущенных из южного направления. Все воронки находились примерно в 30 м к западу от ближайшего заселенного жилого дома и 100 м к северо?востоку от блокпоста Вооруженных сил Украины. Две жительницы Кряковки (35–60 лет) вместе сообщили команде СММ, что они слышали звуки обстрела в населенном пункте вечером 8 февраля (для ознакомления с похожими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 1 февраля 2019 года).

Сообщения о временном закрытии школы в Золотом?5 (Михайловке)

8 февраля в н. п. Золотое-5 (Михайловка; неподконтрольный правительству, 58 км к западу от Луганска), когда наблюдатели приехали в местную школу, где учатся приблизительно 100 детей, сотрудница школы сообщила им, что в тот день учащихся отправили по домам и они не будут приходить в школу до получения дальнейших указаний. Она также добавила, что из-за интенсивного обстрела утром в тот же день им пришлось сопроводить всех учеников в укрытие в подвале. С 25 декабря 2018 года эта школа попадала под обстрелы из легкого вооружения уже четыре раза (см. Ежедневный отчет СММ от 22 января 2019 года).

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения

Подконтрольные правительству районы

9 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • 4 противотанковые пушки (МТ?12 «Рапира», 100 мм), буксируемые грузовиками в восточном направлении возле н. п. Ровнополь (65 км к юго?западу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

9 февраля:

СММ зафиксировала:

  • 2 танка (неустановленного типа) и 1 самоходную артиллерийскую установку (неустановленного типа) на полигоне рядом с н. п. Покровка (36 км к востоку от Донецка).

Вооружение, которое Миссия не смогла верифицировать как отведенное[5]

Места размещения отведенного тяжелого вооружения за соответствующими линиями отвода в неподконтрольных правительству районах Донецкой области

9 февраля:

Команда Миссии отметила, что 2 буксируемые гаубицы (Д?30 «Лягушка», 122 мм) и 7 самоходных гаубиц (2С1 «Гвоздика», 122 мм) по-прежнему отсутствуют.

Признаки присутствия военного типа в зоне безопасности[6]

Неподконтрольные правительству районы

8 февраля:

беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 1 зенитную установку (ЗУ?23, 23 мм), установленную на бронетранспортер (БТР), и 2 БТР?80 в Луганске; и
  • 1 МТ-ЛБ в н. п. Смелое (31 км к северо?западу от Луганска).

Подконтрольные правительству районы

9 февраля:

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил:

  • 3 БТР?80 неподалеку от н. п. Пищевик (25 км к северо?востоку от Мариуполя).

Миссия зафиксировала:

  • 1 бронетранспортер («Саксон») в районе н. п. Валуйское (20 км к северо?востоку от Луганска); и
  • 1 БТР-60 около н. п. Новобахмутовка (28 км к северу от Донецка).

9 февраля:

Миссия зафиксировала:

  • 1 зенитную установку (ЗУ?23, 23 мм) вблизи н. п. Марьинка (23 км к юго?западу от Донецка).

Усилия СММ по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры

9 и 10 февраля Миссия осуществляла мониторинг соблюдения режима прекращения огня для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на линии электропередачи в районе Первомайска и Золотого?5 (Михайловки), а также осмотра водопровода в н. п. Обозное (неподконтрольный правительству, 18 км к северу от Луганска). СММ продолжала содействовать обеспечению работы ДФС, а также осуществлять мониторинг общей ситуации с безопасностью в районе насосной станции в н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо?востоку от Донецка).

Приграничные районы, которые не контролируются правительством

8 февраля, находясь в пункте пропуска на границе неподалеку от н. п. Мариновка (78 км к востоку от Донецка) в течение приблизительно 50 минут, наблюдатели видели, что из Украины выехали 13 автомобилей (4 с украинскими номерными знаками, 4 — с российскими и 5 с табличками «ДНР»), 2 мини?фургона (с украинскими номерными знаками) и 1 автобус (с обозначенным маршрутом следования «Москва–Донецк» и табличками «ДНР»). За это время, по наблюдениям команды Миссии, в Украину въехали 9 автомобилей (2 с украинскими номерными знаками, 4 — с российскими и 3 с табличками «ДНР»), 2 мини?фургона (с украинскими номерными знаками), 1 грузовик с крытым грузовым отсеком (с российскими номерными знаками) и 1 автобус (с обозначенным маршрутом следования «Москва–Донецк» и табличками «ДНР»).

10 февраля, осуществляя мониторинг в пункте пропуска на границе вблизи н. п. Изварино (52 км к юго?востоку от Луганска), наблюдатели видели, что в Украину въехали 6 автомобилей (2 с украинскими номерными знаками, 2 — с российскими и 2 — с белорусскими) и 3 грузовика с крытыми грузовыми отсеками (с белорусскими номерными знаками), а также вошли 8 пешеходов (пять женщин 20–40 лет и трое мужчин 18–35 лет). Спустя 5 минут член вооруженных формирований подошел к патрулю СММ и сказал наблюдателям покинуть этот район*.

Миссия продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано?Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. ниже). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение по?прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • 9 февраля наблюдатели не смогли войти на территорию постоянного места хранения вооружения, расположенного в неподконтрольном правительству районе Донецкой области, из-за того, что ворота были закрыты на замок. Присутствовавший на месте гражданский охранник сообщил патрулю Миссии, что данный объект закрыт, и порекомендовал наблюдателям вернуться в другой день.
  • 9 февраля вооруженный член вооруженных формирований дважды запрещал патрулям Миссии проезд через блокпост, расположенный к западу от н. п. Верхнешироковское (быв. Октябрь, неподконтрольный правительству, 29 км к северо?востоку от Мариуполя), сославшись на «распоряжения от своих командиров» и необходимость предъявления «письменного разрешения на проезд или списка планируемых мест назначения».
  • 10 февраля в пункте пропуска на границе возле н. п. Изварино (неподконтрольный правительству, 52 км к юго?востоку от Луганска) член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район.
  • 10 февраля на железнодорожной станции в н. п. Хлебодаровка (подконтрольный правительству, 65 км к юго?западу от Донецка) офицер Вооруженных сил Украины сказал патрулю Миссии покинуть территорию станции и продолжать мониторинг за ее пределами.
  • 10 февраля на блокпосте, расположенном севернее н. п. Новоазовск (неподконтрольный правительству, 40 км к востоку от Мариуполя), четверо членов вооруженных формирований (двое из которых явно были вооружены) запретили патрулю Миссии проезд на юг в направлении Новоазовска и на восток в направлении границы с Российской Федерацией, сославшись на «проведение комплекса специальных мероприятий». Находясь на блокпосте, наблюдатели видели, как гражданские транспортные средства пересекали данный блокпост во всех направлениях.

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камеры СММ в Светлодарске и возле Чермалыка не функционировали.

[2] Инцидент, предположительно, произошел в Голубовке, а не в Голубовском, как ранее указывалось в Ежедневном отчете СММ от 9 февраля 2019 года.

[3] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[4] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, доступ наблюдателей к камере СММ в Петровском остается ограниченным. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[5] Наблюдатели посетили места, в которых ранее размещалось вооружение, которое они не смогли верифицировать как отведенное, поскольку условия его хранения не соответствовали критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года относительно эффективного мониторинга и верификации отвода тяжелого вооружения, направленном СММ подписантам Комплекса мер. По наблюдениям СММ, два таких места по?прежнему заброшены.

[6] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 10 February 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, between the evenings of 8 and 9 February, the SMM recorded fewer ceasefire violations in Donetsk and Luhansk regions.
  • Compared with the previous 24 hours, between the evenings of 9 and 10 February, the SMM recorded fewer ceasefire violations in Donetsk and Luhansk regions.
  • In Kadiivka, the Mission saw gunfire damage to a truck that was reportedly collecting coal as part of humanitarian aid.
  • The SMM saw fresh mortar impact craters near residential houses in Kriakivka and near the checkpoint of the armed formations on the southern edge of the disengagement area near Zolote.
  • The Mission recorded ceasefire violations inside and near the Zolote disengagement area.
  • It facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to essential civilian infrastructure in Donetsk and Luhansk regions.
  • Restrictions of the Mission’s access continued in all three disengagement areas. It was also restricted in Khlibodarivka, near Verkhnoshyrokivske, near Izvaryne and Novoazovsk, close to the border with the Russian Federation, as well as at a permanent storage site in a non-government-controlled area of Donetsk region.*
  • The Mission learned of a reported temporary school closure due to shelling in Zolote-5/Mykhailivka.

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, between the evenings of 8 and 9 February, the SMM recorded fewer ceasefire violations, however more explosions (about 50), compared with the previous reporting period (about 30 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded at south-easterly areas of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk) and at south-easterly directions of Avdiivka (government-controlled, 17km north of Donetsk).

Between the evenings of 9 and 10 February, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including about 30 explosions, compared with the previous 24 hours. The majority of ceasefire violations were recorded at southerly directions of the Donetsk Filtration Station (DFS) (15km north of Donetsk), including six explosions assessed as impacts 0.3-1km from the SMM camera at the DFS and in areas south-east, south-south-east and south of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol).

In Luhansk region, between the evenings of 8 and 9 February, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including 24 explosions, compared with the previous reporting period (about 480 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded north-east of Holubivske (non-government-controlled, 51km west of Luhansk) and at south-easterly directions of Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk).

Between the evenings of 9 and 10 February, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including about 15 explosions, compared with the previous 24 hours. The majority of ceasefire violations were recorded in areas south-south-east of Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk) and areas west-south-west and north-north-east of Pervomaisk (non-government-controlled, 58km west of Luhansk).

Damage from gunfire to a truck in Kadiivka

The SMM continued to follow up on an alleged incident of a truck, reportedly collecting coal as part of humanitarian aid, damaged by gunfire on the south-eastern outskirts of Holubivka (formerly Kirovsk, non-government-controlled, 51km west of Luhansk).[2] In the north-western outskirts of Kadiivka (formerly Stakhanov, non-government-controlled, 50km west of Luhansk) at a repair shop, the SMM saw a truck with fresh gunfire damage visible on its left rear side. The SMM noted that the rear left tires of the truck had been replaced, however some damage was still visible, including a bent steel tailgate, bent and partly broken suspension leaf spring and bent left rear wheel well, as well as several 1cm holes, assessed as caused by shrapnel, under the tailgate. The SMM observed that the front licence plate of the truck matched a damaged licence plate observed by the Mission on 7 February at the site of the incident. A man (about 55 years old), identifying himself as the driver of the damaged truck, told the SMM that on 6 February, while driving south from Donetskyi (non-government-controlled, 49km west of Luhansk) to Kadiivka to collect coal on behalf of an international organization, he had felt the truck “jumping”, after which he continued driving to safety for 1.5km.

Disengagement areas[3]

Fresh mortar impact craters near the checkpoint of the armed formations on the southern edge of the Zolote disengagement area

On 8 February, the SMM saw 12 fresh impact craters on both sides of a road about 600m east of the checkpoint of the armed formations on the southern edge of the disengagement area near Zolote. About 150m east of the first impact site, the SMM saw five additional fresh impact craters on both sides of the same road. The SMM assessed that all abovementioned craters were caused by mortar rounds fired from a north-north-easterly direction (for similar recent observations near the same checkpoint, see SMM Daily Report 31 January 2019).

On the evening and night of 8-9 February, the SMM camera in Zolote recorded 12 projectiles in flight (eight from east-north-east to west-south-west, three from south-west to north-east and one from north-east to south-west) at an assessed range of 1.5-3km south-east (assessed as inside the disengagement area) and seven projectiles in flight from south-south-west to north-north-east at an assessed range of 1.5-3km east-south-east (one assessed as outside the disengagement area; the Mission could not assess if the remaining six projectiles were inside or outside the disengagement area).

On the evening and night of 9-10 February, the same camera recorded three projectiles in flight (one from west to east and two from north-north-east to south-south-west) at an assessed range of 1.5-3km east and south-east, assessed as inside the disengagement area and two projectiles in flight from north to south at an assessed range of 1.5-3km east, assessed as outside the disengagement area. During the day on 10 February, the same camera recorded a projectile in flight from south-south-west to north-north-east, at an assessed range of 2-3km south-south-west, assessed as inside the disengagement area.  

During the day on 9 and 10 February, positioned inside the disengagement area near Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Donetsk) and north of the disengagement area near Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk), the SMM observed calm situations.[4]

Fresh mortar impact craters near residential houses in Kriakivka

On the western outskirts of Kriakivka (government-controlled, 38km north-west of Luhansk) the SMM observed four fresh craters, two on either side of a road. The SMM assessed them as caused by 82mm mortar rounds fired from a southerly direction. All craters were located around 30m west from the nearest inhabited residential house and 100m north-east from a checkpoint of the Ukrainian Armed Forces. Two residents of Kriakivka (women, 35-60 years old) together told the SMM that they had heard shelling in the village on the evening of 8 February (for similar observations see SMM Daily Report 1 February 2019).

Reported temporary closure of the school in Zolote-5/Mykhailivka

On 8 February, while visiting the school of around 100 students in Zolote-5/Mykhailivka (non-government-controlled, 58km west of Luhansk), a female staff member told the SMM that their students had been sent home that day and will not be returning to school until further notice. She added that heavy shelling that morning had forced them to gather all the students in the basement for safety. The school has been damaged by gunfire on four occasions since 25 December 2018 (see SMM Daily Report 22 January 2019).

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites:

Government-controlled areas

9 February

The SMM saw:

  • four anti-tank guns (MT-12 Rapira, 100mm) being towed by trucks moving east near Rivnopil (65km south-west of Donetsk).

Non-government-controlled areas

9 February

The SMM saw:

  • two tanks (type undetermined) and a piece of self-propelled artillery (type undetermined) in a training area near Pokrovka (36km east of Donetsk).

Weapons that the SMM could not verify as withdrawn: [5]

At heavy weapons holding areas beyond the respective withdrawal lines in non-government-controlled areas of Donetsk region

9 February

The SMM observed that two towed howitzers (D-30, Lyagushka, 122mm) and seven self-propelled howitzers (2S1 Gvozdika, 122mm) remained missing.

Indications of military-type presence in the security zone[6]

Non-government-controlled areas

8 February

An SMM mini-unmanned aerial vehicle (UAV) spotted:

  • an anti-aircraft gun (ZU-23, 23mm) mounted on an armoured personnel carrier (APC) and two APCs (BTR-80) in Luhansk city and
  • an APC (MT-LB) in Smile (31km north-west of Luhansk).

Government-controlled areas

9 February

An SMM mini-UAV spotted:

  • three APCs (BTR-80) near Pyshchevyk (25km north-east of Mariupol).

The SMM saw:

  • an APC (Saxon) near Valuiske (20km north-east of Luhansk) and
  • an APC (BTR-60) near Novobakhmutivka (28km north of Donetsk).

9 February

The SMM saw:

  • an anti-aircraft gun (ZU-23, 23mm) near Marinka (23km south-west of Donetsk).

SMM facilitation of repair works to civilian infrastructure

On 9 and 10 February, the SMM monitored adherence to the ceasefire to enable repair works to a power line in the area of Pervomaisk and Zolote-5/Mykhailivka and the inspection of a water pipeline in Obozne (non-government-controlled, 18km north of Luhansk). It continued to facilitate the operation of the DFS and to monitor the overall security situation in the area of the pumping station in Vasylivka (non-government-controlled, 24km north-east of Donetsk).

Border areas outside of government control

On 8 February, while at a border crossing point near Marynivka (78km east of Donetsk) for about 50 minutes, the SMM saw 13 cars (four with Ukrainian and four with Russian Federation licence plates, and five with “DPR” plates) two minivans with Ukrainian licence plates and a bus marked “Moscow-Donetsk” with “DPR” plates exiting Ukraine. During the same time, the SMM saw nine cars (two with Ukrainian and four with Russian Federation licence plates, and three with “DPR” plates), two minivans with Ukrainian licence plates, a covered cargo truck with Russian Federation licence plates and a bus marked “Moscow-Donetsk” with “DPR” plates entering Ukraine.

On 10 February, while at a border crossing point near Izvaryne (52km south-east of Luhansk), the SMM observed six cars (two with Ukrainian, two with Russian Federation and two with Belarusian licence plates), three covered cargo trucks with Belarusian licence plates, and eight pedestrians (five women, 20-40 years old and three men, 18-35 years old) entering Ukraine. After five minutes, a member of the armed formations approached the SMM and told it to leave the area.*

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro, Chernivtsi and Kyiv.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the Joint Centre for Control and Co-ordination should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see below). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • On 9 February, the SMM was unable to enter a permanent storage site in a non-government-controlled area of Donetsk region because the gate was locked. A civilian guard at the site told the SMM that the site had been closed and it should return on another day.
  • On 9 February, an armed member of the armed formations denied the SMM passage twice through a checkpoint west of Verkhnoshyrokivske (formerly Oktiabr, non-government controlled, 29km north-east of Mariupol), citing “instructions from his superiors” and the need for “written permission to cross or for a list of destinations.”
  • On 10 February at a border crossing point near Izvaryne (non-government-controlled, 52km south-east of Luhansk), a member of the armed formations told the SMM to leave the area.
  • On 10 February, at the railway station in Khlibodarivka (government-controlled, 65km south-west of Donetsk), a Ukrainian Armed Forces officer told the SMM to leave the railway station and observe from outside of it.
  • On 10 February, at a checkpoint north of Novoazovsk (non-government-controlled, 40km east of Mariupol), four members of the armed formations (two visibly armed) denied the SMM passage south to Novoazovsk and east toward the Russian Federation border, citing an “ongoing special forces operation”. While at the checkpoint, the SMM saw civilian vehicles crossing the checkpoint in all directions.

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.
 

[1] For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. During the reporting period, the SMM cameras in Svitlodarsk and Chermalyk were not operational.

[2] The location of the alleged incident was in Holubivka, not in Holubivske as previously reported in SMM Daily Report 9 February 2019

[3] Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[4] Due to the presence of mines, including a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM’s access to its camera in Petrivske remains limited, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[5] The SMM visited areas previously holding weapons that could not be verified as withdrawn, as their storage did not comply with the criteria set out in the 16 October 2015 notification from the SMM to the signatories of the Package of Measures on effective monitoring and verification of the withdrawal of heavy weapons. The SMM noted that two such sites continued to be abandoned.

[6] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/411143