Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 7 апреля 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • В период с вечера 5 по вечер 6 апреля СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и увеличение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • С вечера 6 по вечер 7 апреля Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой и Луганской областях по сравнению с предыдущими сутками.
  • СММ зафиксировала нарушения режима прекращения огня на участке разведения сил и средств в районе Золотого.
  • Миссия обнаружила вооружение, размещенное в нарушение линий отвода по обе стороны от линии соприкосновения.
  • СММ способствовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на жизненно важных объектах гражданской инфраструктуры в Донецкой области.
  • Миссии наблюдала за ситуацией вокруг закрытия контрольного пункта въезда-выезда (КПВВ) возле Марьинки после инцидента со стрельбой, о котором сообщалось.
  • Доступ наблюдателей оставался ограниченным на всех трех участках разведения. Кроме того, патрулям СММ отказали в доступе на блокпосте возле Заиченко, а также вблизи Изварино и Северного, неподалеку от границы с Российской Федерацией. Наблюдатели вновь столкнулись с ограничениями на железнодорожной станции в Константиновке, а также в Новой Марьевке и Славяносербске*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В период с вечера 5 по вечер 6 апреля Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области, зафиксировав, среди прочего, около 280 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (примерно 440 взрывов). Свыше двух третей нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к югу и юго-юго-востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо-востоку от Мариуполя), а также к северо-северо-востоку, северу и западу от центрального железнодорожного вокзала Донецка (неподконтрольный правительству, 6 км к северо-западу от центра города).

В период с вечера 6 по вечер 7 апреля СММ констатировала дальнейшее уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, около 90 взрывов, по сравнению с предыдущими сутками. Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к югу от Чермалыка, к востоку от н. п. Ломакино (подконтрольный правительству, 15 км к северо-востоку от Мариуполя) и к востоку от н. п. Светлодарск (подконтрольный правительству, 57 км к северо-востоку от Донецка).

С вечера 5 по вечер 6 апреля в Луганской области Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, около 335 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (примерно 50 взрывов). Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано вблизи участка разведения в районе н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска), в районах к юго-западу от н. п. Калиново-Борщеватое (неподконтрольный правительству, 61 км к западу от Луганска), а также к югу и юго-востоку от н. п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска). Поздно вечером 5 апреля камера СММ в н. п. Кряковка (подконтрольный правительству, 38 км к северо-западу от Луганска) зафиксировала 36 взрывов, оцененных как разрывы снарядов примерно в 1–3 км к юго-юго-западу и юго-западу.

В период с вечера 6 по вечер 7 апреля Миссия констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, зафиксировав, среди прочего, около 270 взрывов, по сравнению с предыдущими сутками. Большинство нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к востоку и югу от Попасной, а также к северо-востоку от н. п. Золотое-3 (Стахановец; подконтрольный правительству, 61 км к западу от Луганска).

Участки разведения сил и средств[2]

Поздно вечером 5 и ночью 6 апреля камера СММ в Золотом зафиксировала 6 снарядов ориентировочно в пределах 2–4 км к юго?востоку (по оценке, в пределах участка разведения) и еще 4 снаряда примерно в 3–5 км к югу (определить, на участке разведения или за его пределами, не представлялось возможным). За аналогичный период времени в двух районах недалеко от участка разведения в районе Золотого команда Миссии зафиксировала 8 снарядов, а также слышала примерно 15 выстрелов и очередей из стрелкового оружия (по оценке, за пределами участка разведения). Днем 6 апреля, находясь в трех районах вблизи участка разведения в районе Золотого, наблюдатели слышали 20 взрывов неопределенного происхождения (по оценке, в пределах участка разведения). В тот же день, пребывая в двух районах неподалеку от участка разведения в районе Золотого, наблюдатели слышали 6 взрывов неопределенного происхождения, а также около 260 выстрелов и очередей из стрелкового оружия (все, по оценке, за пределами участка разведения).

Вечером 6 и ночью 7 апреля камера СММ в Золотом зафиксировала 13 снарядов в пределах 1,5–3 км к юго-юго-востоку (по оценке, в пределах участка разведения), а также 1 взрыв неопределенного происхождения на расстоянии примерно 1,5–3 км к юго-востоку (определить, на участке разведения или за его пределами, не представлялось возможным). Днем 7 апреля, осуществляя мониторинг в двух районах вблизи участка разведения в районе Золотого, Миссия зафиксировала 24 взрыва (16 неопределенного происхождения; 8 оцененных как разрывы снарядов) и около 100 очередей из крупнокалиберного пулемета (все, по оценке, за пределами участка разведения).

Во второй половине дня 7 апреля, патрулируя на северо-восточной окраине н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо-востоку от Луганска), наблюдатели слышали 1 взрыв неопределенного происхождения ориентировочно в 2–3 км к юго-юго-востоку (по оценке, за пределами участка разведения).

7 апреля, осуществляя мониторинг неподалеку от участка разведения в районе н. п. Петровское (неподконтрольный правительству, 41 км к югу от Донецка), Миссия констатировала там спокойную обстановку[3].

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Подконтрольные правительству районы

5 апреля

Беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 2 зенитных ракетных комплекса (9K35 «Стрела-10») на северной окраине н. п. Черненко (86 км к югу от Донецка).

7 апреля

Миссия зафиксировала:

  • 1 зенитный пушечно-ракетный комплекс (2К22 «Тунгуска»), погруженный на грузовик, примерно в 2 км к северо-западу от н. п. Марьинка (23 км к юго-западу от Донецка); и
  • 6 противотанковых пушек (MT-12 «Рапира», 100 мм), которые загружали на вагоны-платформы, а также 6 реактивных систем залпового огня (РСЗО; БМ-21 «Град», 122 мм) и 12 самоходных гаубиц (2С1 «Гвоздика», 122 мм), стоявших на железнодорожной станции в н. п. Константиновка (60 км к северу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

7 апреля

СММ зафиксировала:

  • 7 самоходных гаубиц (2С1), 6 РСЗО (БМ-21) и 9 буксируемых гаубиц (2А65 «Мста-Б», 152 мм — 5 ед., Д-30 «Лягушка», 122 мм — 4 ед.) на территории бывшего Международного аэропорта «Луганск», примерно в 10 км к югу от Луганска.

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения

Подконтрольные правительству районы

5 апреля

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 2 танка (предположительно Т-72) в н. п. Заря (40 км к северо-западу от Донецка); и
  • 3 зенитных ракетных комплекса (9К33 «Оса») в н. п. Касьяновка (81 км к югу от Донецка).

БПЛА СММ среднего радиуса действия обнаружил:

  • 3 самоходные гаубицы (2С3 «Акация», 152 мм) возле н. п. Тарасовка (43 км к северо-западу от Донецка).

6 апреля

Миссия зафиксировала:

  • 7 танков (Т-64) на железнодорожной станции в Константиновке; и
  • 4 зенитных ракетных комплекса (9К35) на железнодорожной станции в н. п. Бахмут (быв. Артемовск; 67 км к северу от Донецка) (также зафиксированы 7 апреля).

7 апреля

СММ зафиксировала:

  • 1 зенитный ракетный комплекс (9K33«Оса») возле н. п. Подгородное (73 км к северу от Донецка);
  • 6 противотанковых ракетных комплексов (9П148 «Конкурс», 135 мм), установленных на бронированные разведывательно-дозорные машины (типа БРДМ), на железнодорожной станции в Константиновке; и
  • 2 танка (Т-64) к юго-западу от н. п. Красное (65 км к северу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

4 апреля

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 1 танк (предположительно Т-64) возле н. п. Углегорск (49 км к северо-востоку от Донецка)[4].

7 апреля

Миссия зафиксировала:

  • 7 танков (Т-72) и 6 зенитных ракетных комплексов (9К35) на территории бывшего Международного аэропорта «Луганск», примерно в 10 км к югу от Луганска.

Вооружение, которое СММ не смогла верифицировать как отведенное[5]

Места размещения отведенного тяжелого вооружения в подконтрольных правительству районах Луганской области

5 апреля

Миссия констатировала, что

  • 13 самоходных гаубиц (2С1) в наличии, а
  • 5 самоходных гаубиц (2С1) отсутствуют впервые.

6 апреля

Миссия констатировала, что

  • 8 буксируемых гаубиц (2А65 «Мста-Б», 152 мм) в наличии.

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[6]

Подконтрольные правительству районы

5 апреля

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 5 боевых бронированных машин (ББМ; неустановленного типа) возле н. п. Романовка (41 км к северо-западу от Донецка);
  • 3 ББМ (неустановленного типа) вблизи н. п. Березовое (31 км к юго-западу от Донецка);
  • 3 ББМ (неустановленного типа) недалеко от н. п. Гранитное (60 км к югу от Донецка);
  • 1 бронированную ремонтно-эвакуационную машину (БРЭМ-1), 1 боевую машину пехоты (БМП-1) и 4 БРДМ-2 около н. п. Новоселовка Вторая (69 км к югу от Донецка);
  • 1 ББМ (неустановленного типа) в н. п. Пищевик (84 км к югу от Донецка);
  • 2 ББМ (неустановленного типа) возле н. п. Талаковка (90 км к югу от Донецка);
  • 2 ББМ (неустановленного типа) и 1 ББМ (типа БМП) рядом с н. п. Победа (27 км к западу от Донецка);
  • 1 бронетранспортер (МТ-ЛБ) в районе н. п. Красногоровка (21 км к западу от Донецка);
  • 2 ББМ (типа БМП) неподалеку от н. п. Невельское (18 км к северо-западу от Донецка); и
  • 2 ББМ (типа БМП) рядом с н. п. Первомайское (17 км к северо-западу от Донецка).

6 апреля

Миссия зафиксировала:

  • 1 БРДМ-2 с установленным на ней крупнокалиберным пулеметом и 1 бронетранспортер (БТР-60) в н. п. Орехово-Донецкое (44 км к северо-западу от Луганска);
  • 3 БМП-1 на блокпосте в Кряковке; и
  • 1 БТР-70 рядом с н. п. Новобахмутовка (28 км к северу от Донецка).

7 апреля

СММ зафиксировала:

  • 1 БТР?70 возле функционирующей начальной школы в н. п. Райгородка (34 км к северо-западу от Луганска); и
  • 1 БРДМ-2 недалеко от н. п. Опытное (12 км к северо-западу от Донецка).

Неподконтрольные правительству районы

5 апреля

БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал:

  • 1 ББМ (типа БМП) во дворе жилого дома в н. п. Новоласпа (50 км к югу от Донецка);
  • 1 ББМ (неустановленного типа) рядом с н. п. Белая Каменка (51 км к югу от Донецка);
  • 4 БМП-1 во дворах жилых домов в н. п. Новая Марьевка (64 км к югу от Донецка); и
  • 1 ББМ (типа БМП) возле н. п. Таврическое (76 км к югу от Донецка).

Закрытие КПВВ «Марьинка» после инцидента со стрельбой, о котором сообщалось

6 апреля команда СММ отметила, что КПВВ возле н. п. Марьинка (подконтрольный правительству, 23 км к юго-западу от Донецка) закрыт; очередей из пешеходов или автомобилей не зафиксировано. Представитель Вооруженных сил Украины при Совместном центре контроля и координации (СЦКК) и старший сотрудник Государственной пограничной службы Украины (ГПСУ) на КПВВ сообщили наблюдателям о том, что КПВВ был закрыт 5 апреля после того, как в тот же день на этом КПВВ в результате стрельбы получили ранения двое мужчин (офицер ГПСУ и военнослужащий Вооруженных сил Украины). Старший сотрудник военного госпиталя в н. п. Покровск (быв. Красноармейск; подконтрольный правительству, 55 км к северо-западу от Донецка) сообщил команде Миссии, что 5 апреля двух вышеупомянутых мужчин доставили в госпиталь с ранениями нижних частей тела в результате стрельбы.

Ввиду закрытия указанного КПВВ вблизи Марьинки и закрытия с 5 апреля (как сообщалось, для проведения ремонта) КПВВ в н. п. Гнутово (подконтрольный правительству, 20 км к северо-востоку от Мариуполя), 7 апреля наблюдатели видели, что на блокпосте в н. п. Оленовка (неподконтрольный правительству, 23 км к юго-западу от Донецка) сформировалась необычно длинная очередь на выезд из неподконтрольных правительству районов (включая около 400 транспортных средств), при этом  большое количество пешеходов ожидали на автобусы. Несколько гражданских лиц сообщили, что целый день простояли в очереди и что им, по всей видимости, придется ночевать в автомобилях на КПВВ, чтобы на следующий день иметь возможность пересечь блокпост; в то же время, по словам других мирных жителей, они ждут там уже три дня.

Мины возле Счастья и Веселой Горы, а также обнаруженные впервые знаки, предупреждающие о минной опасности

5 апреля южнее моста в н. п. Счастье (подконтрольный правительству, 20 км к северу от Луганска) БПЛА СММ малого радиуса действия вновь зафиксировал 36 противотанковых мин (ТМ-62), заложенных поперек автодороги Н21 к югу от блокпоста Вооруженных сил Украины, а также еще 40 противотанковых мин (ТМ-62), заложенных дальше к юго-востоку поперек этой ведущей к мосту автодороги,  примерно в 1 км к северо-востоку от н. п. Веселая Гора (16 км к северу от Луганска) (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 22 марта 2019 года).

6 апреля члены патруля Миссии отметили, что было изъято зафиксированные ранее самодельное взрывное устройство и металлическую проволоку-растяжку около блокпоста рядом с н. п. Оленовка (неподконтрольный правительству, 23 км к юго-западу от Донецка). В тот же день в Чермалыке команда СММ отметила, что из воронки вблизи жилого дома был изъят зафиксированный ранее хвостовой стабилизатор реактивной противотанковой гранаты (РПГ-7).

На восточной окраине Бахмута, неподалеку от перекрестка на автодороги Е40, наблюдатели впервые видели 2 прямоугольных знака белого цвета с надписью «МИНЫ» красного цвета (на украинском языке); по оценке наблюдателей, это были самодельные знаки, предупреждающие о минной опасности.

Усилия Миссии по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры

6 апреля СММ содействовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на линиях электропередачи возле н. п. Спартак (неподконтрольный правительству, 9 км к северу от Донецка). 6 и 7 апреля Миссия продолжала способствовать установлению режима прекращения огня и осуществлять мониторинг его соблюдения для обеспечения функционирования Донецкой фильтровальной станции и осуществлять мониторинг ситуации с безопасностью в районе насосной станции неподалеку от н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 20 км к северу от Донецка).

Приграничные районы, которые не контролируются правительством

7 апреля, находясь в пункте пропуска на границе неподалеку от н. п. Изварино (52 км к юго-востоку от Луганска), наблюдатели видели, что в Украину въехали 2 автомобиля (1 с российскими номерными знаками и 1 с табличками «ЛНР») и 1 автобус (с украинскими номерными знаками  и примерно 40 пассажирами на борту), а также вошли 11 пешеходов. Приблизительно через 10 минут член вооруженных формирований сказал патрулю СММ покинуть этот район*.

7 апреля в пункте пропуска на границе возле н. п. Северный (50 км к юго-востоку от Луганска) наблюдатели видели, что в Украину вошли 6 пешеходов, а из Украины вышел 1 пешеход. Примерно через 5 минут член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район*.

7 апреля, осуществляя мониторинг в течение примерно 30 минут мониторинг в пешеходном пункте пропуска на границе вблизи н. п. Верхнегарасимовка (57 км к юго-востоку от Луганска), наблюдатели видели, что в Украину вошли 4 пешехода, а из Украины вышли 3 пешехода.

7 апреля, ведя наблюдение на протяжении примерно 30 минут в пункте пропуска на границе около н. п. Успенка (73 км к юго-востоку от Донецка), члены патруля Миссии отметили, что в Украину въехали 10 автомобилей (5 с украинскими номерными знаками, 3 — с российскими и 2 с табличками «ДНР») и 1 заполненный пассажирами автобус (с российскими номерными знаками), а также вошли примерно 20 пешеходов. В то же время из Украины выехали 16 автомобилей (6 с российскими номерными знаками и 10 с табличками «ДНР»), 1 заполненный пассажирами автобус (с табличками «ДНР») и 18 тентованных грузовиков (8 с украинскими номерными знаками, 3 — с российскими и 7 с табличками «ДНР»).

7 апреля, пребывая в течение примерно 30 минут в пункте пропуска на границе неподалеку от н. п. Ульяновское (61 км к юго-востоку от Донецка), наблюдатели видели, что в Украину на велосипедах въехали двое мужчин.

СММ продолжала следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано?Франковске, Харькове, Днепре, Черновцах и Киеве.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что СЦКК должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. ниже). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение по-прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • 6 апреля на блокпосте, расположенном примерно в 1 км к северу от н. п. Заиченко (неподконтрольный правительству, 26 км к северо-востоку от Мариуполя), двое вооруженных членов вооруженных формирований вновь отказали патрулю Миссии в проезде на запад в направлении н. п. Пикузы (быв. Коминтерново; неподконтрольный правительству, 23 км к северо-востоку от Мариуполя), а также на юг в направлении н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо-востоку от Мариуполя), ссылаясь на соображения безопасности.
  • 7 апреля в пункте пропуска на границе возле н. п. Изварино (неподконтрольный правительству, 52 км к юго-востоку от Луганска) член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район.
  • 7 апреля в пункте пропуска на границе около н. п. Северный (неподконтрольный правительству, 50 км к юго-востоку от Луганска) член вооруженных формирований сказал патрулю Миссии покинуть этот район.

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.

Задержка:

  • 6 апреля в н. п. Константиновка (подконтрольный правительству, 60 км к северу от Донецка) военнослужащий Вооруженных сил Украины разрешил патрулю Миссии наблюдателям посетить железнодорожное депо лишь после 40 минут ожидания за его пределами.

Доступ при условии:

  • 6 апреля на блокпосте в н. п. Новая Марьевка (неподконтрольный правительству, 64 км к югу от Донецка) четверо вооруженных членов вооруженных формирований, ссылаясь на соображения безопасности в этом районе, разрешили патрулю Миссии проследовать дальше исключительно пешком и в сопровождении члена вооруженных формирований.

Другие препятствия:

  • Вечером 5 и ночью 6 апреля, пролетая над подконтрольными и неподконтрольными правительству районами Донецкой области, БПЛА СММ дальнего радиуса действия временно терял сигнал GPS, по оценке, в результате глушения[7].
  • 5 апреля, когда наблюдатели уточняли сообщения о жертве среди гражданского населения, медработники больницы в н. п. Славяносербск (неподконтрольный правительству, 28 км к северо-западу от Луганска) отказались предоставлять команде Миссии информацию, ссылаясь на необходимость письменного разрешения от лиц, осуществляющих контроль.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Из-за наличия мин, в том числе на дороге между Богдановкой и Петровским, наблюдатели не могут получить доступ к камере СММ в Петровском. Соответственно, Миссия лишена доступа к отснятому камерой материалу с 22 июня 2018 года.

[4] Предложение «4 апреля БПЛА СММ дальнего радиуса действия зафиксировал 1 танк (предположительно Т-64) недалеко от н. п. Углегорск (подконтрольный правительству, 49 км к северо-востоку от Донецка)» в Ежедневном отчете СММ от 6 апреля 2019 года следует читать в следующей редакции: «недалеко от н. п. Углегорск (неподконтрольный правительству, 49 км к северо-востоку от Донецка)».

[5] Наблюдатели зафиксировали наличие вооружения, которое не смогли верифицировать как отведенное, так как условия его хранения не соответствуют критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года относительно эффективного мониторинга и верификации отвода тяжелого вооружения, направленном СММ подписантам Комплекса мер.

[6] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений, если не указано иное.

[7] Глушение сигнала могло осуществляться из любого района в радиусе нескольких километров от местоположения БПЛА.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 7 April 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, between the evenings of 5 and 6 April, the SMM recorded fewer ceasefire violations in Donetsk region and more in Luhansk region.
  • Compared with the previous 24 hours, between the evenings of 6 and 7 April, the Mission recorded fewer ceasefire violations in Donetsk and Luhansk regions.
  • The SMM recorded ceasefire violations inside the Zolote disengagement area. 
  • The Mission observed weapons in violation of the withdrawal lines on both sides of the contact line.
  • The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to essential civilian infrastructure in Donetsk region.
  • It observed the closure of the entry-exit checkpoint near Marinka following a reported gunfire incident.
  • Restrictions of the SMM’s access continued in all three disengagement areas. In addition, the Mission was denied access at a checkpoint near Zaichenko and near Izvaryne and Sievernyi, close to the border with the Russian Federation. It faced further restrictions at a railway station in Kostiantynivka and in Nova Marivka and Slovianoserbsk.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, between the evenings of 5 and 6 April, the SMM recorded fewer ceasefire violations, including explosions (about 280), compared with the previous reporting period (about 440 explosions). More than two thirds of the ceasefire violations were recorded in areas south and south-south-east of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol) and north-north-east, north and west of the Donetsk central railway station (non-government-controlled, 6km north-west of Donetsk city centre).  

Between the evenings of 6 and 7 April, the Mission recorded fewer ceasefire violations, including explosions (about 90), compared with the previous 24 hours. The majority of ceasefire violations were recorded at southerly directions of Chermalyk, east of Lomakyne (government-controlled, 15km north-east of Mariupol) and at easterly directions of Svitlodarsk (government-controlled, 57km north-east of Donetsk).

In Luhansk region, between the evenings of 5 and 6 April, the SMM recorded more ceasefire violations, including about 335 explosions, compared with the previous reporting period (about 50 explosions). The majority of ceasefire violations were recorded in areas near the disengagement area near Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk), south-west of Kalynove-Borshchuvate (non-government-controlled, 61km west of Luhansk) and south and south-east of Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk). On the evening of 5 April, the SMM camera in Kriakivka (government-controlled, 38km north-west of Luhansk) recorded 36 explosions assessed as impacts, at an assessed range of 1-3km south-south-west and south-west.

Between the evenings of 6 and 7 April, the Mission recorded fewer ceasefire violations, including explosions (about 270) compared with the previous 24 hours. The majority of ceasefire violations were recorded at easterly and southerly directions of Popasna and north-east of Zolote-3/Stakhanovets (government-controlled, 61km west of Luhansk).

Disengagement areas[2]

On the evening and night of 5-6 April, the SMM camera in Zolote recorded six projectiles at an assessed range of 2-4km south-east (assessed as inside the disengagement area) and four projectiles at an assessed range of 3-5km south (unable to be assessed as inside or outside the disengagement area). On the same evening and night, in two areas near the Zolote disengagement area, the SMM recorded eight projectiles and heard about 15 shots and bursts of small-arms fire, assessed as outside the disengagement area. During the day on 6 April, positioned in three areas near the Zolote disengagement area, the SMM heard 20 undetermined explosions assessed as inside the disengagement area. On the same day, positioned in two areas near the Zolote disengagement area, the SMM heard six undetermined explosions and about 260 shots and bursts of small-arms fire, all assessed as outside the disengagement area.

On the evening and night of 6-7 April, the SMM camera in Zolote recorded 13 projectiles at an assessed range of 1.5-3km south-south-east, assessed as inside the disengagement area and an undetermined explosion at an assessed range of 1.5-3km south-east (unable to be assessed as inside or outside the disengagement area). During the day on 7 April, positioned in two areas near the Zolote disengagement area, the SMM recorded 24 explosions (16 undetermined and eight assessed as impacts) and about 100 bursts of heavy-machine-gun fire, all assessed as outside the disengagement area.

During the day on 7 April, positioned on the north-eastern edge of Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk), the SMM heard an undetermined explosion at an assessed range of 2-3km south-south-east, assessed as outside the disengagement area.

On 7 April, positioned near the disengagement area near Petrivske (non-government-controlled, 41km south of Donetsk), the SMM observed a calm situation.[3]

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

Weapons in violation of withdrawal lines

Government-controlled areas

5 April

An SMM long-range unmanned aerial vehicle (UAV) spotted:        

  • two surface-to-air missile systems (9K35 Strela-10) on the northern outskirts of Chernenko (86km south of Donetsk).

7 April

The SMM saw:

  • a self-propelled anti-aircraft system (2K22 Tunguska) loaded on a truck about 2km north-west of Marinka (23km south-west of Donetsk); and
  • six anti-tank guns (MT-12 Rapira, 100mm) being loaded onto train flatbeds, as well as six multiple launch rocket systems (MLRS) (BM-21 Grad, 122mm) and 12 self-propelled howitzers (2S1 Gvozdika, 122mm) stationary at the railway station in Kostiantynivka (60km north of Donetsk).

Non-government-controlled areas

7 April

The SMM saw:

  • seven self-propelled howitzers (2S1), six MLRS (BM-21) and nine towed howitzers (five 2A65 Msta-B, 152mm and four D-30 Lyagushka, 122mm) at the former Luhansk international airport about 10km south of Luhansk city. 

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites

Government-controlled areas

5 April

An SMM long-range UAV spotted:

  • two tanks (possible T-72) in Zoria (40km north-west of Donetsk); and
  • three surface to air missile systems (9K33 Osa) in Kasianivka (81km south of Donetsk).

An SMM mid-range UAV spotted:

  • three self-propelled howitzers (2S3 Akatsiya, 152mm) near Tarasivka (43km north-west of Donetsk).

6 April

The SMM saw:

  • seven tanks (T-72) at the railway station in Kostiantynivka (see above); and
  • four surface-to-air missile systems (9K35) at the railway station in Bakhmut (formerly Artemivsk, 67km north of Donetsk) (seen also on 7 April).

7 April

The SMM saw:

  • a surface-to-air missile system (9K33 Osa) near Pidhorodne (73km north of Donetsk);
  • six anti-tank guided missile systems (9P148 Konkurs, 135mm) each mounted on an armoured reconnaissance vehicle (BRDM variants) at the railway station in Kostiantynivka; and
  • two tanks (T-64) south-west of Krasne (65km north of Donetsk).

Non-government-controlled areas

4 April

An SMM long-range UAV spotted:

  • a probable tank (T-64) near Vuhlehirsk (49km north-east of Donetsk).[4]

7 April

The SMM saw:

  • seven tanks (T-72) and six surface-to-air missile systems (9K35) at the former Luhansk international airport about 10km south of Luhansk city. 

Weapons that the SMM could not verify as withdrawn[5]

At heavy weapons holding areas in government-controlled areas of Luhansk region

5 April

The SMM noted that:

  • 13 self-propelled howitzers (2S1) were present; and
  • five self-propelled howitzers (2S1) were missing for the first time. 

6 April

The SMM noted that:

  • eight towed howitzers (2A65 Msta-B, 152mm) were present.

Indications of military and military-type presence in the security zone[6]

Government-controlled areas

5 April

An SMM long-range UAV spotted:

  • five armoured combat vehicles (ACVs) (types undetermined) near Romanivka (41km north-west of Donetsk);
  • three ACVs (types undetermined) near Berezove (31km south-west of Donetsk);
  • three ACVs (types undetermined) near Hranitne (60km south of Donetsk);
  • an armoured recovery vehicle (BREM-1), an infantry fighting vehicle (IFV) (BMP-1) and four armoured reconnaissance vehicles (BRDM-2) near Novoselivka Druha (69km south of Donetsk);
  • an ACV (type undetermined) in Pyshchevyk (84km south of Donetsk);
  • two ACVs (types undetermined) near Talakivka (90km south of Donetsk);
  • two ACVs (types undetermined) and an IFV (BMP variant) near Pobeda (27km west of Donetsk);
  • an armoured personnel carrier (APC) (MT-LB) near Krasnohorivka (21km west of Donetsk);
  • two IFVs (BMP variants) near Nevelske (18km north-west of Donetsk); and
  • two IFVs (BMP variants) near Pervomaiske (17km north-west of Donetsk).

6 April

The SMM saw:

  • an armoured reconnaissance vehicle (BRDM-2) mounted with a heavy-machine-gun and an APC (BTR-60) in Orikhove-Donetske (44km north-west of Luhansk);
  • three IFVs (BMP-1) at a checkpoint in Kriakivka; and
  • an APC (BTR-70) near Novobakhmutivka (28km north of Donetsk).

7 April

The SMM saw:

  • an APC (BTR-70) near a functional primary school in Raihorodka (34km north-west of Luhansk); and
  • an armoured reconnaissance vehicle (BRDM-2) near Opytne (12km north-west of Donetsk).

Non-government-controlled areas

5 April

An SMM long-range UAV spotted:

  • an IFV (BMP variant) in the yard of a residential house in Novolaspa (50km south of Donetsk);
  • an ACV (type undetermined) near Bila Kamianka (51km south of Donetsk);
  • four IFVs (BMP-1) in the yards of residential houses in Nova Marivka (64km south of Donetsk); and
  • an IFV (BMP variant) near Tavrycheske (76km south of Donetsk).

Closure of Marinka entry-exit checkpoint following a reported gunfire incident

On 6 April, the SMM observed that the entry-exit checkpoint (EECP) near Marinka (government-controlled, 23km south-west of Donetsk) was closed with no vehicles or pedestrians queuing. A Ukrainian Armed Forces representative to the Joint Centre for Control and Co-ordination (JCCC) and a senior member of the Ukrainian State Border Guard Service (SBGS) at the EECP told the SMM that it had remained closed since 5 April after two men (a SBGS officer and a Ukrainian Armed Forces soldier) had been injured by gunfire at the EECP on the same day. A senior staff member at the military hospital in Pokrovsk (formerly Krasnoarmiisk, government-controlled, 55km north-west of Donetsk) told the SMM that the two abovementioned men has been admitted to the hospital on 5 April with lower body injuries caused by gunfire. 

With the abovementioned EECP closed in Marinka and the EECP in Hnutove (government-controlled, 20km north-east of Mariupol) closed, reportedly for repairs, since 5 April, the SMM on 7 April observed an unusually long line of vehicles (about 400) queuing to exit non-government-controlled areas and many pedestrians waiting for buses at the checkpoint near Olenivka (non-government controlled, 23km south-west of Donetsk). A number of civilians told the SMM that they had been queueing all day and would likely sleep in their cars at the EECP that evening to be able to pass the checkpoint the next day, while others said they had been waiting there for three days.

Mines near Shchastia and Vesela Hora and mine hazard signs seen for the first time

On 5 April, south of the bridge in Shchastia (government-controlled, 20km north of Luhansk), an SMM mini-UAV again saw 36 anti-tank mines (TM-62) across road H-21 south of a checkpoint of the Ukrainian Armed Forces, as well as 40 anti-tank mines (TM-62) further south-east across the same road leading to the bridge, about 1km north-east of Vesela Hora (non-government-controlled, 16km north of Luhansk) (for previous observations see SMM Daily Report 22 March 2019).

On 6 April, the SMM noted that a previously observed improvised explosive device and metal trip wire close to a checkpoint near Olenivka (non-government-controlled, 23km south-west of Donetsk) had been removed. The same day, in Chermalyk, the SMM noted that a previously observed tail fin of a rocket-propelled grenade (RPG-7) in a crater near a residential house had been removed.

On the eastern edge of Bakhmut, close to the intersection of road E-40, the SMM saw for the first time two white rectangular signs, assessed as improvised mine hazard signs, with “MINES” written in red in Ukrainian.

SMM facilitation of repairs to civilian infrastructure

On 6 April, the Mission facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to power transmission lines near Spartak (non-government-controlled, 9km north of Donetsk). On 6 and 7 April, the SMM continued to facilitate and monitor adherence to the ceasefire to facilitate the operation of the DFS and monitor the security situation around the pumping station near Vasylivka (non-government-controlled, 20km north of Donetsk).

Border areas outside government control

On 7 April, while at a border crossing point near Izvaryne (52km south-east of Luhansk), the SMM saw two cars (one with Russian Federation licence plates and one with “LPR” plates), a bus with Ukrainian licence plates (with about 40 passengers) and 11 pedestrians entering Ukraine. After about ten minutes, a member of the armed formations told the SMM to leave the area. *

On 7 April, while at a border crossing point near Sievernyi (50km south-east of Luhansk), the SMM saw six pedestrians entering Ukraine and a pedestrian exiting Ukraine. After about five minutes, a member of the armed formations told the SMM to leave the area.*

On 7 April, while at a pedestrian border crossing point near Verkhnoharasymivka (57km south-east of Luhansk) for about 30 minutes, the SMM saw four pedestrians entering Ukraine and three pedestrians exiting Ukraine.

On 7 April, while at a border crossing point near Uspenka (73km south-east of Donetsk) for about 30 minutes, the SMM saw ten cars (five with Ukrainian and three with Russian Federation licence plates and two with “DPR” plates), a full bus with Russian Federation licence plates and about 20 pedestrians entering Ukraine. The SMM also saw 16 cars (six with Russian Federation licence plates and ten with “DPR” plates), a full bus with “DPR” plates and 18 covered cargo trucks (eight with Ukrainian and three with Russian Federation licence plates and seven with “DPR” plates) exiting Ukraine.

On 7 April, while at a border crossing point near Ulianivske (61km south-east of Donetsk) for about 30 minutes, the SMM saw two men on bicycles entering Ukraine.

The Mission continued monitoring in Kherson, Odessa, Lviv, Ivano-Frankivsk, Kharkiv, Dnipro, Chernivtsi and Kyiv.

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that the JCCC should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see below). The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • On 6 April, at a checkpoint about 1km north of Zaichenko (non-government-controlled, 26km north-east of Mariupol), two armed members of the armed formations again denied the SMM passage west to Pikuzy (formerly Kominternove, non-government-controlled, 23km north-east of Mariupol) and south to Sakhanka (non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol), citing security reasons.
  • On 7 April, at a border crossing point near Izvaryne (non-government-controlled, 52km south-east of Luhansk), a member of the armed formations told the SMM to leave the area.
  • On 7 April, at a border crossing point near Sievernyi (non-government-controlled, 50km south-east of Luhansk), a member of the armed formations told the SMM to leave the area.

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.

Delay:

  • On 6 April, in Kostiantynivka (government-controlled, 60km north of Donetsk), a member of the Ukrainian Armed Forces allowed the SMM to enter the railway yard, only after about 40 minutes waiting outside.

Conditional access:

  • On 6 April, at a checkpoint in Nova Marivka (non-government-controlled, 64km south of Donetsk), four armed members of armed formations allowed the SMM to pass only by foot and accompanied by a member of the armed formations, citing security concerns in the area.  

Other impediments:

  • On the evening and night of 5-6 April, an SMM long-range UAV temporarily lost its GPS signal, assessed as due to jamming, while flying over government and non-government-controlled areas of Donetsk region.[7]
  • On 5 April, while following up on reports of a civilian casualty, medical staff at a hospital in Slovianoserbsk (non-government-controlled, 28km north-west of Luhansk) refused to provide the SMM with information, citing the need for written permission from those in control. 

[1] For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table

[2]Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3] Due to the presence of mines, including on a road between Bohdanivka and Petrivske, the SMM cannot access its camera in Petrivske, and thus the SMM has not been able to access observations from the camera since 22 June 2018.

[4] The sentence in SMM Daily Report 6 April 2019 “On 4 April an SMM long-range UAV spotted a probable tank (T-64) near Vuhlehirsk (government-controlled, 49km north-east of Donetsk)” should have read “near Vuhlehirsk (non-government-controlled, 49km north-east of Donetsk)”. 

[5] The SMM observed weapons that could not be verified as withdrawn, as their storage did not comply with the criteria set out in the 16 October 2015 notification from the SMM to the signatories of the Package of Measures on effective monitoring and verification of the withdrawal of heavy weapons.

[6] The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons, unless otherwise specified.

[7] The interference could have originated from anywhere within a radius of several kilometres of the UAV’s position.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/416582