Специальная мониторинговая миссия в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине Special Monitoring Mission to Ukraine
Антитеррористическая операция на востоке Украины

 

 

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине на основе информации, поступившей по состоянию на 3 апреля 2019 года, 19:30

Краткое изложение

  • СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и уменьшение количества таких нарушений в Луганской области по сравнению с предыдущим отчетным периодом.
  • Наблюдатели отметили наличие вооружения, размещенного в нарушение линий отвода на железнодорожной станции в подконтрольной правительству Константиновке.
  • Миссия зафиксировала нарушения режима прекращения огня вблизи участка разведения сил и средств в районе Золотого.
  • СММ содействовала соблюдению режима прекращения огня и осуществляла его мониторинг для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на жизненно важных объектах гражданской инфраструктуры по обе стороны от линии соприкосновения.
  • Доступ наблюдателей оставался ограниченным на всех трех участках разведения. Кроме того, их доступ был ограничен во время патрулирования на дороге к северу от Докучаевска, в месте размещения отведенного тяжелого вооружения и на блокпосте возле Заиченко (все в неподконтрольных правительству районах Донецкой области)*.

Нарушения режима прекращения огня[1]

В Донецкой области Миссия констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня, при этом зафиксировав меньше взрывов (около 60), по сравнению с предыдущим отчетным периодом (примерно 80 взрывов). Наибольшее количество нарушений режима прекращения огня зафиксировано в районах к югу и юго?востоку от н. п. Чермалык (подконтрольный правительству, 31 км к северо?востоку от Мариуполя), а также в районах к югу, юго?востоку и юго?западу от Донецкой фильтровальной станции (ДФС; 15 км к северу от Донецка).

В Луганской области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, при этом не зафиксировав ни одного взрыва, по сравнению с предыдущим отчетным периодом (около 60 взрывов). По оценке, все нарушения режима прекращения огня (7 снарядов) зафиксированы возле участка разведения в районе н. п. Золотое (подконтрольный правительству, 60 км к западу от Луганска) (см. раздел «Участки разведения сил и средств»).

Участки разведения сил и средств[2]

Вечером 2 апреля камера СММ в Золотом зафиксировала 7 снарядов, пролетевших на расстоянии около 2–4 км к востоку (по оценке, все за пределами участка разведения).

Осуществляя мониторинг на участке разведения в районе н. п. Станица Луганская (подконтрольный правительству, 16 км к северо?востоку от Луганска), Миссия констатировала там спокойную обстановку.

Отвод вооружения

СММ продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Меморандумом, а также Комплексом мер и Дополнением к нему.

Вооружение, размещенное в нарушение линий отвода

Подконтрольные правительству районы

3 апреля

Миссия зафиксировала по крайней мере 23 самоходные гаубицы (2С1 «Гвоздика», 122 мм — 13 ед., 2С3 «Акация», 152 мм — 10 ед.), погруженные на грузовые платформы на железнодорожной станции в н. п. Константиновка (60 км к северу от Донецка).

Вооружение, размещенное за линиями отвода, но вне выделенных мест хранения вооружения

Подконтрольные правительству районы

2 апреля

Миссия зафиксировала:

  • 1 зенитный ракетный комплекс (9K33 «Оса»), стоявший на автодороге M03 примерно в 5 км к юго?востоку от н. п. Миньковка (78 км к северу от Донецка); и
  • 3 миномета (2Б11 «Сани», 120 мм), погруженные на грузовики, которые двигались в восточном направлении на автодороге M03 ориентировочно в 4,5 км к северо?востоку от н. п. Веселая Долина (64 км к северу от Донецка).

3 апреля

Миссия зафиксировала:

  • 29 танков (T?72 — 19 ед., T?64 — 10 ед.), погруженных на грузовые платформы на железнодорожной станции в Константиновке (см. выше); и
  • 1 зенитный ракетный комплекс (9K33) в районе н. п. Приовражное (19 км к северо?востоку от Мариуполя).

Неподконтрольные правительству районы

На основе доступных СММ данных воздушного наблюдения по состоянию на 31 марта было обнаружено наличие следующего вооружения:

  • 12 танков (неустановленного типа) на полигоне рядом с н. п. Шимшиновка (27 км к юго?западу от Луганска); и
  • 28 танков (неустановленного типа) на полигоне у н. п. Терновое (57 км к востоку от Донецка) (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 26 марта 2019 года).

Вооружение, которое Миссия не смогла верифицировать как отведенное

Место размещения отведенного тяжелого вооружения в неподконтрольном правительству районе Донецкой области[3]

3 апреля

СММ отметила, что 7 реактивных систем залпового огня (БМ?21 «Град», 122 мм) по-прежнему отсутствовали.

Признаки военного присутствия и присутствия военного типа в зоне безопасности[4]

Подконтрольные правительству районы

1 апреля

Беспилотный летательный аппарат (БПЛА) СММ среднего радиуса действия обнаружил 1 боевую бронированную машину (ББМ; типа БМП) вблизи н. п. Новотошковское (53 км к западу от Луганска).

3 апреля

Наблюдатели видели 1 бронетранспортер (БТР-60) и 1 боевую разведывательно-дозорную машину (БРДМ?2) в жилом районе н. п. Орехово-Донецкое (44 км к северо?западу от Луганска).

Неподконтрольные правительству районы

1 апреля

БПЛА СММ малого радиуса действия обнаружил 5 ББМ (БМП?1 — 2 ед., типа БМП — 2 ед., БМП?2 — 1 ед.) и 1 зенитную установку (ЗУ?23, 23 мм) около н. п. Веселая Гора (16 км к северу от Луганска).

2 апреля

Члены патруля Миссии видели 7 ББМ (типа БМП) в н. п. Новая Марьевка (64 км к югу от Донецка).

Комплекс радиоэлектронной борьбы в неподконтрольном правительству районе Донецкой области

2 апреля команда СММ заметила комплекс радиоэлектронной борьбы (РБ?341В «Леер?3»), который перевозили на военном грузовике («КамАЗ?5350») в районе н. п. Коньково (неподконтрольный правительству, 79 км к югу от Донецка) в южном направлении по автодороге Т0508 (в зоне, где размещение тяжелого вооружения и военной техники запрещено согласно пункту 5 Меморандума от 19 сентября 2014 года).

Наличие мин и знака, предупреждающего о минной опасности

1 апреля на расстоянии около 3 км к востоку от Новотошковского БПЛА СММ среднего радиуса действия вновь зафиксировал по крайней мере 64 противотанковые мины (TM?62), заложенные поперек автодороги T1303 в четыре ряда, а остальные — к северу от этой же автодороги (для ознакомления с предыдущими наблюдениями см. Ежедневный отчет СММ от 7 июня 2018 года). 3 апреля наблюдатели видели 6 противотанковых мин (предположительно TM?62), заложенных на расстоянии до 2 м от края автодороги T0504, примерно в 180 м к юго?востоку от блокпоста Вооруженных сил Украины, расположенного на восточной окраине н. п. Попасная (подконтрольный правительству, 69 км к западу от Луганска), рядом с ранее зафиксированными минами (см. Ежедневный отчет СММ от 30 марта 2019 года).

На восточной окраине Новой Марьевки команда СММ вновь заметила поваленное дерево, перекрывшее дорогу больше чем наполовину. На дереве была прикреплена белая табличка, на которой была надпись на русском языке «Стоп! Мины» (по оценке, самодельный знак, предупреждающий о минной опасности).

Усилия Миссии по содействию проведению ремонтных работ на объектах гражданской инфраструктуры

СММ содействовала установлению режима прекращения огня и осуществляла мониторинг его соблюдения для обеспечения возможности проведения ремонтных работ на Петровской насосной станции возле н. п. Артема (подконтрольный правительству, 26 км к северу от Луганска), на водопроводах в н. п. Зайцево (50 км к северо?востоку от Донецка) и на линиях электропередачи вблизи н. п. Спартак (неподконтрольный правительству, 9 км к северу от Донецка). Миссия также продолжала содействовать обеспечению функционирования ДФС и осуществлять мониторинг ситуации с безопасностью в районе насосной станции около н. п. Василевка (неподконтрольный правительству, 20 км к северу от Донецка).

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо оперативно реагировать. Они также согласились с тем, что Совместный центр контроля и координации должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию. Однако вооруженные формирования в отдельных районах Донецкой и Луганской областей часто отказывают СММ в доступе к районам, прилегающим к неподконтрольным правительству участкам границы Украины (например, см. Ежедневный отчет СММ от 2 апреля 2019 года). Деятельность СММ в Донецкой и Луганской областях оставалась ограниченной после того, как 23 апреля 2017 года неподалеку от Пришиба произошел инцидент со смертельным исходом. В связи с этим способность Миссии осуществлять наблюдение по?прежнему ограничена.

Запрет доступа:

  • После того как наблюдатели отказались предъявить свой план патрулирования, двое вооруженных членов вооруженных формирований вновь отказали патрулю Миссии в проезде через блокпост, размещенный к северу от н. п. Заиченко (неподконтрольный правительству, 26 км к северо?востоку от Мариуполя), тем самым не разрешив наблюдателям проехать в западном направлении к н. п. Пикузы (быв. Коминтерново; неподконтрольный правительству, 23 км к северо?востоку от Мариуполя) и в южном направлении к н. п. Саханка (неподконтрольный правительству, 24 км к северо?востоку от Мариуполя).
  • Вооруженный член вооруженных формирований отказал патрулю Миссии в доступе к месту размещения отведенного тяжелого вооружения в неподконтрольном правительству районе Донецкой области, сославшись на «приказы своих командиров».
  • Мини-фургон и стоявшие возле него пятеро членов вооруженных формирований заблокировали дорогу к северу от н. п. Докучаевск (неподконтрольный правительству, 30 км к юго?западу от Донецка), тем самым не разрешив патрулю Миссии проследовать далее. Один из них заявил, что наблюдатели не могут проследовать далее из-за «проведения оперативных действий» в данном районе.

Регулярные ограничения на участках разведения сил и средств и из-за мин/неразорвавшихся боеприпасов:

  • Не осуществив сплошное разминирование и извлечение неразорвавшихся боеприпасов, стороны по-прежнему отказывали СММ в неограниченном доступе к трем участкам разведения, а также в возможности передвигаться по отдельным дорогам, которые ранее были определены как важные для осуществления Миссией эффективного мониторинга и для передвижения гражданских лиц.

Другие препятствия:

  • 1 апреля при выполнении полета над районами между подконтрольными правительству н. п. Степановка (54 км к северу от Донецка) и н. п. Майорск (45 км к северо?востоку от Донецка) БПЛА СММ дальнего радиуса действия временно терял сигнал GPS, по оценке, вследствие глушения[5].
  • 3 апреля сотрудники больницы № 2 в н. п. Горловка (неподконтрольный правительству, 39 км к северо?востоку от Донецка) отказались сообщить информацию, связанную с жертвами среди гражданского населения, сославшись на распоряжения от тех, кому принадлежит фактический контроль.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении. В течение отчетного периода камеры СММ в Красногоровке, Майорске и Чермалыке частично не функционировали.

[2] Разведение предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года.

[3] Наблюдатели посетили место, где ранее размещалось вооружение, которое они не смогли верифицировать как отведенное, поскольку условия его хранения не соответствовали критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года относительно эффективного мониторинга и верификации отвода тяжелого вооружения, направленном СММ подписантам Комплекса мер. По наблюдениям СММ, это место было по?прежнему заброшено.

[4] Упомянутая в этом разделе техника не подпадает под действие Минских соглашений об отводе вооружений.

[5] Глушение сигнала могло осуществляться из любого места в радиусе нескольких километров от месторасположения БПЛА.

Latest from the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine (SMM), based on information received as of 19:30, 3 April 2019

Summary

  • Compared with the previous reporting period, the SMM recorded more ceasefire violations in Donetsk region and fewer in Luhansk region.
  • The Mission saw weapons in violation of withdrawal lines at a railway station in government-controlled Kostiantynivka.
  • The Mission recorded ceasefire violations near the Zolote disengagement area. 
  • The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to essential civilian infrastructure on both sides of the contact line.
  • Restrictions of the SMM’s access continued in all three disengagement areas. It was also restricted while driving on a road north of Dokuchaievsk, at a heavy weapons holding area and at a checkpoint near Zaichenko, all in non-government-controlled areas of Donetsk region.*

Ceasefire violations[1]

In Donetsk region, the SMM recorded more ceasefire violations, including, however, fewer explosions (about 60), compared with the previous reporting period (about 80 explosions). The highest number of ceasefire violations were recorded in areas south and south-east of Chermalyk (government-controlled, 31km north-east of Mariupol), as well as in areas south, south-east and south-west of the Donetsk Filtration Station (DFS) (15km north of Donetsk).

In Luhansk region, the SMM recorded fewer ceasefire violations (no explosions), compared with the previous reporting period (about 60 explosions). All ceasefire violations (seven projectiles) were assessed as near the disengagement area close to Zolote (government-controlled, 60km west of Luhansk) (see Disengagement areas). 

Disengagement areas[2]

On the evening of 2 April, the SMM camera in Zolote recorded seven projectiles in flight at an assessed distance of 2-4km east, all assessed as outside the disengagement area. 

Positioned in the disengagement area near Stanytsia Luhanska (government-controlled, 16km north-east of Luhansk), the SMM observed a calm situation. 

Withdrawal of weapons

The SMM continued to monitor the withdrawal of weapons in implementation of the Memorandum and the Package of Measures and its Addendum.

Weapons in violations of withdrawal lines

Government-controlled areas

3 April 

The SMM saw at least 23 self-propelled howitzers (13 2S1 Gvozdika, 122mm and 10 2S3 Akatsiya, 152mm) loaded on flatbeds at the railway station in Kostiantynivka (60km north of Donetsk). 

Beyond withdrawal lines but outside of designated storage sites

Government-controlled areas

2 April

The SMM saw:

  • a surface-to-air missile system (9K33 Osa) stationary on road M03 about 5km south-east of Minkivka (78km north of Donetsk) and
  • three mortars (2B11 Sani, 120mm) loaded on trucks heading east on road M03, about 4.5km north-east of Vesela Dolyna (64km north of Donetsk).

3 April 

The SMM saw: 

  • 29 tanks (19 T-72 and ten T-64) loaded on flatbeds at the railway station in Kostiantynivka (see above) and
  • a surface-to-air missile system (9K33) near Pryovrazhne (19km north-east of Mariupol). 

Non-government-controlled areas

On 31 March, aerial imagery available to the SMM revealed the presence of:

  • 12 tanks (types undetermined) in a training area near Shymshynivka (27km south-west of Luhansk) and
  • 28 tanks (types undetermined) in a training area near Ternove (57km east of Donetsk)(for previous observations, see SMM Daily Report 26 March 2019).

Weapons that the SMM could not verify as withdrawn

At a heavy weapons holding area in a non-government-controlled area of Donetsk region[3]

3 April

The SMM noted that seven multiple launch rocket systems (BM-21 Grad, 122mm) remained missing. 

Indications of military and military-type presence in the security zone[4]

Government-controlled areas

1 April

An SMM mid-range unmanned aerial vehicle (UAV) spotted an infantry fighting vehicle (IFV) (BMP variant) near Novotoshkivske (53km west of Luhansk).

3 April 

The SMM saw an armoured personnel carrier (BTR-60) and an armoured reconnaissance vehicle (BRDM-2) within a residential area of Orikhove-Donetske (44km north-west of Luhansk). 

Non-government-controlled areas

1 April

An SMM mini-UAV spotted five IFVs (two BMP-1, two BMP variants and one BMP-2) and an anti-aircraft gun (ZU-23, 23mm) near Vesela Hora (16km north of Luhansk).

2 April

The SMM saw seven IFVs (BMP variants) in Nova Marivka (64km south of Donetsk). 

Electronic counter measure systemin non-government-controlled area of Donetsk region

On 2 April, the SMM saw an electronic counter measure system (RB-341V LEER-3) on a military truck (KamAZ-5350) near Konkove (non-government-controlled, 79km south of Donetsk), heading south on road T-0508 (in a zone within which deployment of heavy armaments and military equipment is proscribed according to Point 5 of the Memorandum of 19 September 2014).  

Presence of mines and a mine hazard sign

On 1 April, about 3km east of Novotoshkivske, an SMM mid-range UAV again spotted at least 64 anti-tank mines (TM-62) laid across road T-1303 in four rows and the remainder north of the same road (for previous observations, see SMM Daily Report 7 June 2018). On 3 April, the SMM saw six anti-tank mines (possible TM-62) laid within 2m of the edge of road T-0504, about 180m south-east of a Ukrainian Armed Forces checkpoint on the eastern edge of Popasna (government-controlled, 69km west of Luhansk), near previously observed mines (see SMM Daily Report 30 March 2019). 

On the eastern edge of Nova Marivka, the SMM again saw a fallen tree spanning more than half of the width of a road, with a white board with “Stop! Mines” written on it in Russian, assessed as an improvised mine hazard sign. 

SMM facilitation of repairs to civilian infrastructure

The SMM facilitated and monitored adherence to the ceasefire to enable repairs to the Petrivske pumping station near Artema (government-controlled, 26km north of Luhansk), to water pipelines in Zaitseve (50km north-east of Donetsk) and to power lines near Spartak (non-government-controlled, 9km north of Donetsk). The Mission also continued to facilitate the operation of the DFS and to monitor the security situation around the pumping station near Vasylivka (non-government-controlled, 20km north of Donetsk).

*Restrictions of SMM’s freedom of movement or other impediments to fulfilment of its mandate

The SMM’s monitoring and freedom of movement are restricted by security hazards and threats, including risks posed by mines, unexploded ordnance (UXO) and other impediments – which vary from day to day. The SMM’s mandate provides for safe and secure access throughout Ukraine. All signatories of the Package of Measures have agreed on the need for this safe and secure access, that restriction of the SMM’s freedom of movement constitutes a violation, and on the need for rapid response to these violations. They have also agreed that theJoint Centre for Control and Co-ordination should contribute to such response and co-ordinate mine clearance. Nonetheless, the armed formations in parts of Donetsk and Luhansk regions frequently deny the SMM access to areas adjacent to Ukraine’s border outside control of the Government (for example, see SMM Daily Report 2 April 2019).The SMM’s operations in Donetsk and Luhansk regions remain restricted following the fatal incident of 23 April 2017 near Pryshyb; these restrictions continued to limit the Mission’s observations.

Denial of access:

  • After the SMM refused to show its patrol plan, two armed members of the armed formations again denied the SMM access at a checkpoint north of Zaichenko (non-government-controlled, 26km north-east of Mariupol), thus preventing the SMM from proceeding westward to Pikuzy (formerly Kominternove, non-government-controlled, 23km north-east of Mariupol) and southward to Sakhanka (non-government-controlled, 24km north-east of Mariupol).
  • An armed member of the armed formations denied the SMM access to a heavy weapons holding area in a non-government-controlled area of Donetsk region, citing “orders from his superiors”.
  • A minivan and five nearby members of the armed formations blocked a road north of Dokuchaievsk (non-government-controlled, 30km south-west of Donetsk), thus preventing the SMM from proceeding onwards. One of them told the SMM that it could not proceed due to “ongoing operational activities” in the area. 

Regular restrictions related to disengagement areas and mines/UXO:

  • The sides continued to deny the SMM full access to the three disengagement areas, as well as the ability to travel certain roads previously identified as important for effective monitoring by the Mission and for civilians’ movement, through failure to conduct comprehensive clearance of mines and UXO.

Other impediments:

  • On 1 April, an SMM long-range UAV temporarily lost its GPS signal, assessed as due to jamming, while flying over areas between government-controlled Stepanivka (54km north of Donetsk) and Maiorsk (45km north-east of Donetsk).[5]
  • On 3 April, staff at the Hospital no. 2 in Horlivka (non-government-controlled, 39km north-east of Donetsk) refused to share information related to civilian casualties, citing instructions from those in control.

[1]For a complete breakdown of ceasefire violations, please see the annexed table. During the reporting period, the SMM cameras in Krasnohorivka, Maiorsk and Chermalyk were partially operational.

[2]Disengagement is foreseen in the Framework Decision of the Trilateral Contact Group relating to disengagement of forces and hardware of 21 September 2016.

[3]The SMM visited an area previously holding weapons that could not be verified as withdrawn, as their storage did not comply with the criteria set out in the 16 October 2015 notification from the SMM to the signatories of the Package of Measures on effective monitoring and verification of the withdrawal of heavy weapons. The SMM noted that such site continued to be abandoned. 

[4]The hardware mentioned in this section is not proscribed by the provisions of the Minsk agreements on the withdrawal of weapons

[5]The interference could have originated from anywhere within the radius of several kilometres of the UAV’s position.

Источник https://www.osce.org/special-monitoring-mission-to-ukraine/416273